АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 4 июля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
У Медведева нет никакой личной власти
2009-12-09 Хейди Хаутала
У Медведева нет никакой личной власти

Беседа главного редактора «АПН-Северо-Запад» Андрея Дмитриева с депутатом Европейского парламента от Финляндии, главой комиссии по правам человека Хейди Хаутала (Heidi Hautala).

В новом составе Европарламента, избранного этим летом, пост главы комиссии по правам человека получила представитель фракции зеленых, депутат от Финляндии Хейди Хаутала. Она является давним оппонентом нынешних российских властей, главой Финско-Российского гражданского форума, ежегодно собирающего в Хельсинки представителей всего спектра российской оппозиции и заинтересованной положением дел в РФ европейской общественности. Мы неоднократно писали о деятельности форума и его председателя (смотрите здесь, здесь, здесь и здесь).

13-15 декабря депутат Хаутала нанесет свой первый визит в Россию. В Екатеринбурге она собирается встретиться с политзаключенными – нацболом Алексеем Никифоровым и правозащитником Алексеем Соколовым. Кроме того, у нее запланировано общение с представителями оппозиции и правозащитниками в Москве. (Представитель Союза заключенных нацбол Максим Громов подготовил доклад о нарушениях закона со стороны Центра Э. Однако, как стало известно, сотрудники Центра Э пытаются задержать Громова и не допустить его участия в этой встрече).

- Расскажите, пожалуйста, о вашей работе в качестве депутата Европейского парламента. Каковы функции комиссии по правам человека, которую вы возглавляете, и каковы основные приоритеты в вашей деятельности?

- Комиссия по правам человека входит в состав комитета по иностранным делам Европарламента. Она занимается вопросами прав человека во внешних отношениях, то есть – с теми странами, которые не входят в Евросоюз. Функции нашей комиссии определяются рамками международных договоров, включая договора и конвенции Организации Объединенных Наций.

Задача №1 нашей комиссии – напоминать тем, кто принимает политические решения, о необходимости соблюдения прав человека. Кстати, во все договоры о сотрудничестве ЕС с внешними партнерами включен отдельный параграф об этом. В данный момент, например, нас волнует ситуация на Шри-Ланке. Гражданская война на острове уже несколько месяцев как закончилось, но правительство по-прежнему держит в концлагерях большое количество тамилов под предлогом того, что им необходимо выявить неких террористов. По этому поводу сейчас работает специальная комиссия Совета Европы, и, если она найдет подтверждения нарушений международных договоров, это приведет к серьезным последствиям для Шри-Ланки. Ее власти потеряют возможность получения преференций при заключении торговых соглашений. Я надеюсь, что Совет Европы рассмотрит ситуацию тщательно и примет верное решение.

Другой пример. Недавно министры иностранных дел ЕС решили снять эмбарго на поставки оружия Узбекистану. Я связалась с властями председательствующей в Евросоюзе Швеции и передала наше мнение, что мы находим это чрезвычайно тревожным сигналом. Насколько я поняла из разговора с министром иностранных дел Швеции, они приняли это решение, так как его невозможно было не принять. Правила таковы, что если даже одно государство голосует против эмбарго, его надо снимать. В данном случае свою роль сыграла Германия. В итоге было принято решение, что наряду со снятием эмбарго Узбекистан получит еще специальное заявление о том, что ЕС по-прежнему обеспокоен ситуацией с правами человека.

Когда случилась резня в Андижане в 2005 году, Евросоюз принял ряд мер, включая это эмбарго, и потребовал создания международной группы по расследованию событий. Узбекистан категорически отказался от этого. Поэтому нынешняя ситуация является критической и свидетельствует о слабости Евросоюза. Налицо проблема: как только на кон ставятся интересы такой крупной страны, как, к примеру, Германия, права человека уходят в сторону.

Этими двумя примерами я хотела показать, что хотя наша комиссия не принимает окончательное политическое решение, но мы имеем серьезные возможности влиять на этот процесс. Мы связаны со всеми исполнительными структурами Евросоюза, включая Совет Европы и Европейскую Комиссию. Европарламент становится все более консолидированным с каждым годом по вопросам прав человека. И мы приобретаем все большее влияние.

- Вы известны как жесткий критик российских властей в вопросе соблюдения прав человека. Что вы думаете о ситуации в этой сфере в России на сегодняшний день? Существуют ли какие-то конкретные механизмы влияния на нее, учитывая только что высказанный вами тезис об определенной слабости Евросоюза?

- Я начала с примеров Шри-Ланки и Узбекистана, чтобы показать вам, что проблемы существуют и в других странах. Потому что российский посол в ЕС убежден, что мы в комиссии по правам человека и я лично как ее председатель постоянно несправедливо атакуем Россию. Но мы должны быть последовательными и оценивать ситуацию с правами человека в разных странах в соответствии с одними и теми же критериями. Я смею вас уверить, что не один российский посол нами недоволен, но и представители Узбекистана, Ирана, Израиля, Китая, Ливии, Гвинеи… Вообще-то у нас очень длинный список недовольных послов.

Один из механизмов реагирования на ситуацию с правами человека нашей комиссии – это ежемесячно принимаемые специальные заявления. 17 сентября Евросоюз принял такую резолюцию по ситуации с убийствами правозащитников на Северном Кавказе. А несколько лет назад российская власть вела себя как абсолютно психологически травмированная после заявления о фактах нарушения прав финно-угорских народов в РФ. Представляется, что у этой резолюции был определенный политический вес, потому что Москва на это очень резко отреагировала и на протяжении ряда лет говорила об этом, как о каком-то больном месте для себя. Таким образом, нам дали понять, что резолюция была послана в правильную точку.

В течение ряда лет основным ответом РФ на критику ЕС был тезис, что Евросоюзу надо в первую очередь разобраться со своими правозащитными проблемами. Сейчас этот довод звучит все чаще и от представителей других авторитарных режимов мира. Например, Узбекистан в сентябре заявил, что Евросоюз не имеет морального права учить его чему-то в области прав человека. Хочу отметить, что я сама считаю необходимым напоминать своим коллегам из стран ЕС, что нужно оставаться приверженными защите прав человека и в своей внутренней политике. Таким образом, наша критика авторитарных режимов будет иметь все больший вес. Несколько лет назад российские власти заявили, что они планируют создать институт по мониторингу соблюдения прав человека в ЕС. Сейчас у них существует маленький офис в Париже. И я бы с удовольствием ознакомилась с результатами их наблюдений.

Но в России мы сейчас сталкиваемся с самым серьезным нарушением прав человека – это вопрос неуважения к жизни. Нам необходимо сделать все, чтобы выработать реально эффективные механизмы защиты жизни российских правозащитников и представителей гражданского общества. Потому что становится невыносимо встречаться с этими людьми, разговаривать с ними, приглашать их на конференции в Брюссель или в Хельсинки, а через месяц узнавать, что он мертвы.

У ЕС есть очень четкие и отработанные критерии защиты прав человека, но в данном случае они не работают. К сожалению, я вынуждена согласиться с мнением режиссера Аки Каурисмяки, который совсем недавно сказал, что Евросоюз является энергетическим рабом России.

Однако все больше людей понимают, что нужно выработать новую стратегию сотрудничества с Россией. Очевидно, ранее Евросоюз был слишком разобщен и слишком мягок. Сейчас обсуждается новый договор о сотрудничестве между Россией и ЕС, и мы считаем, что там должен быть другой, более жесткий язык, касающийся вопросов прав человека. Маловероятно, что мы сумеем быстро изменить ситуацию, но я очень рада, что уже сейчас независимые НПО России прикладывают огромные усилия для привлечения внимания к вопросам нарушения прав человека в стране.

- На ваш взгляд, изменилась ли ситуация с правами человека с приходом в России к власти Дмитрия Медведева? И каково ваше личное мнение – можно ли считать его полноценным лидером страны?

- Есть две точки зрения на нынешнюю ситуацию в российской власти. Согласно первой из них, существует один центр влияния, внутри которого Путин и Медведев имеют некое разделение служебных обязанностей. И тогда роль Медведева – это просто говорить вещи, приятные Западу. Чтобы в ушах Запада постоянно звучали некоторые приятные обещания, чтобы совместный бизнес продолжался, и не было никаких проблем.

Согласной иной точке зрения, существуют два центра влияния, между которыми есть какая-то борьба. И Медведев пытается что-то сделать, чтобы изменить ситуацию в стране. Это очень распространенное на Западе представление.

Тем не менее, мое личное мнение скорее пессимистично: у Медведева нет никакой личной власти. В России происходят убийства правозащитников и оппозиционеров, есть политзаключенные, есть и другие факты, свидетельствующие о том, что ситуация с правами человека изменилась не в лучшую, а в худшую сторону.

Но я надеюсь, что оппозиция будет делать все, чтобы все больше россиян осознавали, что демократия является будущим страны. Всегда должно быть место надежде, и давайте работать вместе, чтобы эта надежда укреплялась.

- Многие люди в России считают, что подобная критика с вашей стороны и из структур Евросоюза вообще – это проявление русофобии. Что вы об этом думаете?

- Что касается меня, я точно не являюсь русофобом. Россия – это моя любовь, это моя страсть. И все, что я делаю, связано в первую очередь с этим. Конечно, внутри Европарламента есть политики, имеющие русофобские, антироссийские взгляды. Но ни в коем случае нельзя преувеличивать этот момент.

Существуют ситуации, когда и Россия, и ее европейские партнеры должны изменить свое поведение кардинальным образом. Возьмем пример Латвии. По моему мнению, Латвия должна поменять свое отношение к русскоязычному населению страны. Но и Кремлю надо перестать вмешиваться в экономические дела Латвии.

- Что именно должны сделать латвийские власти?

- Они должны соблюдать права русскоязычного населения Латвии.

- Вы говорите об электоральных правах в том числе?

- Да, и об электоральных правах, и о вопросах гражданства, которые с этим тесно связаны.

С другой стороны, Евросоюз никогда не примет попыток Российской Федерации относиться к Латвии, Эстонии, Грузии или Украине как к странам из своей «сферы влияния». Возможно, нам придется подождать появления нового поколения политиков, которые научатся пользоваться другим языком в межгосударственных отношениях.

- Не могу не спросить про ваше отношение в планируемому строительству в центре Петербурга небоскреба Газпрома – «Охта-центра». Хоть это и не относится к вопросам прав человека, но Петербург является достоянием не только российской, но и европейской, и мировой культуры, и нам хотелось бы услышать ваше мнение…

- Вы даже не представляете, насколько близок этот вопрос моему сердцу. Моя политическая карьера начиналась с защиты старого Хельсинки. И я безумно счастлива и довольна, что такое количество жителей Петербурга встали на защиту своего города и заявляют о том, что этого монстра они здесь не потерпят. Возможно, это приведет к тому, что больше и больше людей начнут понимать, что у них должно быть право выражать свое мнение. И тогда милиция должна будет прекратить избиения тех, кто выходит на мирные шествия и митинги, что мы так часто наблюдаем в России. Ведь вопросы защиты окружающей среды (в том числе – среды архитектурной) очень широки. Они являются своеобразным будильником, заставляющим общество проснуться.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Интервью
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
29.6.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. С присоединением Крыма РВИО особенно охотно рожает монстров в области его истории. От больших и вонючих, как фильм Первого канала «Нулевая мировая война», который я разбирал два года назад. До маленьких и бесцветных, типа статьи «Балаклавская битва», опубликованной на сайте РВИО в нынешнем году. Переврано в ней всё возможное, причём по-разному.

26.6.2020 Сергей Лебедев
Apocalypse now. Что ж, в истории уже были примеры вырождения и гибели в результате гедонизма целых цивилизаций. Можно вспомнить классический пример Римской империи, В конце концов Римская цивилизация была сметена нашествием варваров, американской сильно везёт, что рядом с ней сильных варварских государств нет, но горит она всё равно красиво. Goodbye America, O!

23.6.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. О дружбе либерального вице-премьера и любителя шахмат Аркадия Дворковича с православно-консервативным министром сельского хозяйства и покровителем казачества Александром Ткачёвым россияне узнали уже после их отставки. Караоке с «Ах судьба моя, судьба!» Надежды Кадышевой в бизнес-джете вышло чрезвычайно задушевное. Но не придётся ли певцам исполнить «Таганку» или «Владимирский централ» в куда менее комфортном месте?

22.6.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Типа патриотических чучелок из "Единой России" продемонстрировали западной публике в качестве злобных империалистов и фашистов. Затем показали, что для Путина в отличие от подобного зверья осуждение «секретных протоколов» сомнению не подлежит. И напомнили: только действующий президент может держать дрессированных мишек на коротком поводке и загонять пинком в конуру.

15.6.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Сверхдержавы будут делить мир, пока существует человечество. Независимо от того, кто эти сверхдержавы возглавляет: благословлённые церковью монархи, революционные диктаторы или демократически избранные премьеры. Если же вашу страну призывают покаяться в чудовищном преступлении, значит, делить на сферы готовятся её саму.

15.6.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Столичная подземка стала одним из ключевых проектов сталинской эпохи, а спустя десятилетия - и московской мэрии, которая в минувшем году получила контроль над основным пакетом акций АО «Мосметрострой». Разберемся на данном примере в разнице подходов и приоритетов сталинских выдвиженцев и путинских "эффективных менеджеров".

11.6.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Шугалею сильно повезло, что создатели фильма о нём не столь талантливы, как адвокат из рассказа Тэффи. В противном случае узника, скорее всего, запытали бы до смерти, пытаясь выяснить, где находятся мифические атомные бомбы семьи Каддафи.

29.5.2020 Юрий Нерсесов
Властители дум. Главред журнала «Дилетант» Виталий Дымарский, редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и их команда не пропадут, даже если «Газпром» отлучит их от своей щедрой груди. Хорошие моэли, то есть специалисты по обрезанию, в российских синагогах на вес золота. Православно-монархический канал «Царьград-ТВ» Константина Малофеева вроде бы идейно далёк от них, но действует точно так же.

22.5.2020 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Считая президента Азербайджана Ильхана Алиева виновником скандала вокруг памятника организатору Армянского легиона вермахта Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде), премьер-министр Армении Никол Пашинян решил отомстить. То есть выставить недобитым гитлеровцем перед западными друзьями самого Алиева.

17.5.2020 Андрей Дмитриев
Наш дядя Саша. Глядя на поведение Александра Беглова, да и федеральных властей, возникает ощущение, что они заразились новым недугом на почве коронавируса. При котором желание всё контролировать почему-то смешивается с частичной потерей памяти, а поспешные отчёты об успехах никак не стыкуются с жёсткой реальностью жизни в условиях эпидемии.