АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 7 июля 2022 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Как передел ЗаМКАДья до Невы докатился
2007-07-20 Иван Федоренко
Как передел ЗаМКАДья до Невы докатился
Поглощение соседей стало единственной реальной политикой доступной региональным элитам

В последние недели вдруг внезапно и вроде бы из ниоткуда всплыла подзабытая было идея объединения Петербурга и Ленинградской области. Сначала упомянув о такой возможности на одной из пресс-конференций, уже через неделю Валентина Матвиенко распорядилась начать подготовку экономического обоснования объединительного процесса. Подчиненные, включая местных «единороссов» и прочих обитателей Мариинского дворца, с энтузиазмом подхватили эту воинственную песнь.

Опешивший областной губернатор так и не решился на открытое сопротивление. Если вспомнить, сколь долгую паузу выдерживало московское начальство перед переутверждением Валерия Сердюкова на губернаторской должности – слабость его аппаратных позиций достаточно очевидна. Сподобился он в итоге лишь на жалкое: «спешить с объединением не надо». Глава атакующего клана милостливо согласилась – «спешить не будем».

Безусловно, есть проблемы, которые было бы сподручнее решать в рамках единого региона – это и вывод промышленных предприятий из исторического центра Санкт-Петербурга, и экологические проблемы катастрофического замусоренного городскими туристами Карельского перешейка, и транспортное сообщение с пригородными поселками, и благоустройство дачных кооперативов, и многие другие. Вопрос: с какого такого перепугу чиновникам Смольного так заботиться о бедных дачниках, чтобы решиться на открытую конфронтацию с соседями. Да и в выступлениях главных действующих лиц о них, бедолагах, вовсе не упоминалось. Сдается, дело совсем в другом…

Буквально две недели назад в Москве возглавляемый Егором Гайдаром Институт экономики переходного периода провел международную конференцию «Российские регионы в условиях экономического роста» с участием видных представителей Вертикали Зла. Обсуждались двухлетние итоги строительства этой самой вертикали и то, как она повлияла на жизнь в регионах. На протяжении двух дней в шикарных залах Мариотт Гранд Отеля лучшие московские эксперты и чиновники-вертикалисты подводили итоги модификации институтов региональной власти. Выступали заместители министров регионального развития и экономики, представитель правительства в Совете Федерации, советники нынешнего президента РФ и целая куча широко известных в узких кругах ученых во главе с самим Егором Тимуровичем. Два года отстраивания «вертикали» были признаны достаточным сроком, чтобы оценить ее влияние на региональные особенности инвестиционного климата, прозрачность и эффективность политики региональных властей во главе с назначенными губернаторами. Оказалось, что единственным действительно новым результатом стала возможность межрегиональной борьбы за власть между губернаторами, в форме слияния/поглощения регионов.

Привыкшему к победным реляциям российскому телезрителю общая тональность представленной аналитики может показаться шокирующей. Если перевести выступления с фирменного чиновничьего стиля «многамногабукав» на нормальный русский язык, то получится «Мы старались-старались, а лучше почему-то не стало». Умеющему читать между строк этого более чем достаточно.

Напомним главные элементы этой самой «модификации региональной власти»:

ü изгнание глав регионов из Совета Федерации (2001 год)

ü замена выборности губернаторов назначением (2004 год)

ü отмена региональных партий (2005 год)

ü кампания по укрупнению регионов (2006-2007 гг.)

В свое время сторонники введения назначаемости губернаторов много говорили о низкой квалификации и моральных качествах выборных губернаторов, а оказалось, что подавляющее большинство назначенных по новой процедуре – действующие главы регионов, зачастую не имевшие права баллотироваться на очередной срок. Если выборы 1994-98 гг. сильно проредили поколение губернаторов, вставших у руля власти в регионах на самом рубеже 80-90-х, то есть уже на выборах 1999-2001 гг. действующие губернаторы, как правило, продлевали свой мандат (вспомним здесь Анатолия Собчака и Владимира Яковлева). Окопавшись в коридорах власти, подчинив себе местную прессу и силовые структуры, местные боссы соревновались в применении новообретенного «административного ресурса». У системы с их точки зрения был только один недостаток – после двух сроков приходилось-таки уходить. Назначаемость губернаторов решила эту главную проблему. Теперь уходить после двух сроков не приходится.

В результате «высказываются опасения о возможном подрыве стимулов региональных властей по оказанию качественных услуг населению», а уровень доверия населения к судебной системе и правоохранительным органам «не вырос». Прочие показатели эффективности регионального управления, от сбалансированности местных бюджетов и до количества чиновников на 1000 жителей региона также «не улучшились». Кстати, на 1000 жителей Санкт-Петербурга приходится 207 региональных чиновников, то есть уже каждый пятый житель города занят в сфере управления регионом. Для сравнения, даже в Ленинградской области на 1000 жителей приходится 132 бюрократа. Спрашивается, а работать-то кто будет?

Лечить же тотальные забюрократизированность и застой крови в региональном управлении теперь предлагается довольно оригинальным образом - ввести институт представления кандидатов на пост главы региона партией, выигравшей выборы в региональное законодательное собрание. По умолчанию предполагается, что везде победит «Единая Россия». Учитывая, что практически во всех регионах списки «партии начальников» возглавляет лично самый главный местный начальник (собственно, благодаря чему «Едро» и побеждает), то последствия у этой инициативы могут быть какие угодно, кроме сменяемости губернаторов и обновления региональных элит.

Так кто же все-таки выиграл от всех нововведений в сфере регионального управления? Оказывается – это те губернаторы, которые все это время хищно зарились на своих соседей. Новая система создала реальную возможность не столько для объединения, сколько для поглощения и присоединения одного региона к другому.

Действительно, при объединении двух регионов всегда возникал вопрос – кто будет управлять получившимся новобразованием и распоряжаться собственностью. Именно этот камень преткновения оказался непреодолим для Вадима Густова и Владимира Яковлева, много говоривших в 90-е о необходимости воссоединения Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В обеих администрациях по вопросу о необходимости такого объединения царило полное единодушие, главы регионов подписывали соответствующие договоренности и давали пресс-конференции, однако добровольно поступиться своими полномочиями ни петербургское, ни областное начальство оказалось не готово. По тем временам, если региональные элиты не стремились к объединению, принудить их к этому было невозможно.

Теперь все поменялось. Для начала губернаторов лишили возможности участвовать в федеральной политике, фактически выставив за дверь Совета Федерации. Опять же, в свете непрерывно сотрясающих этот декоративный орган коррупционных скандалов, думается – лучше уж сидели бы там региональные руководители: и украсть им помимо этого есть где, и прямое взаимодействие регионов какое-никакое происходило. Многие вопросы губернаторами соседних регионов решались друг с другом, и региональные союзы создавались при встречах в СовФеде, достаточно вспомнить «Сибирское соглашение» главы Свердловской области Эдуарда Росселя.

Вторым шагом стало введение назначаемости губернаторов. По большому счету – для большинства из них эта реформа оказалась благом. Никаких тебе больше предвыборных стрессов и пусть минимальной, но от этого еще более унизительной зависимости от плебса. Достаточно раз в несколько лет занести куда надо – все дешевле и проще, чем с выборами мучаться, да и ограничений по срокам никаких. Однако побочным эффектом оказалась возможность «занести» не только «за» собственное переназначение, но и «против» неугодных тебе соседей. У региональных начальников появилась реальная возможность мочить друг друга.

Третьим и последним этапом расчистки на пути к Большому Переделу стало уничтожение региональной политики – ликвидация региональных партий и одномандатных округов. И то сказать – оппозиционные местные партии типа несостоявшейся калининградской «Балтийской республиканской» или блоки вроде петербургской «Северной столицы» – являлись редчайшим исключением. В большинстве регионов губернатор формировал под себя объединение с пафосными названиями а-ля «Счастливый Татарстан», которому всеми правдами и неправдами обеспечивалось нереальное большинство, превращавшее местный парламент в канцелярию, бесперебойно и молча визирующую подсунутые другими отделами губернаторской администрации проекты. Теперь же в местных легислатурах сидят исключительно представители федеральных партий (в основном – известно какой партии), в первую очередь ориентированные на выполнение распоряжений московского партийного начальства.

После устранения всех препятствий по необъятным просторам великой и могучей родины слонов покатился Новый Большой Передел. По заключению Сергея Жаворонкова и других экспертов гайдаровского института, какой-либо экономической целесообразности в объединительном процессе немного. Однако помимо расширения владений и обретения возможности прибрать к рукам собственность соседней, действует еще и стремление к достижению неких символических ценностей - успешные «объединители» могут резко повысить свой авторитет на федеральном уровне. Поглощение соседей осталось единственной доступной местным элитам формой межрегиональной политики. Думается, именно эти «статусные» соображения и двигают госпожой Матвиенко – в рамках Санкт-Петербурга ее деятельной натуре явно тесновато, а ввязаться в президентскую гонку не велит инстинкт самосохранения. Остается «расти на своем месте» путем присоединения соседей, и одной лишь Ленобластью здесь можно и не ограничиваться.

Выглядит это примерно так: первым делом возжелавший расширить свою вотчину за счет соседей губернатор обращается в Администрацию Президента РФ. Ее роль в процедуре никакими законами не прописана, но факт остается фактом – основными фигурантами всех «объединительных» дел выступали Владислав Сурков и Игорь Сечин. Затем местным «едросам» по партийной линии спускается соответствующее распоряжение, они берут под козырек, назначают местный референдум и начинается широкомасштабная промывка мозгов населению.

Если на этом этапе губернатор поглощаемого региона оказывает сопротивление и, не дай Бог, ведет контрпропаганду – на него обрушиваются проверки прокуратуры, ФСБ, в крайних случаях заводится сразу несколько уголовных дел (так было, например, с губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа Юрием Нееловым). После того, как запуганное местное руководство прекращает сопротивление, уголовные дела замечательным образом саморассасываются. Масштабы промывки мозгов, равно как и нарушений при проведении референдумов, можно представить по тому, что наблюдатели на них не допускаются, а уровень поддержки объединительного процесса практически ни на одном референдумов не насчитали меньше 90%.

Фактически – система позволяет присоединить к любому региону любой другой из имеющих с ним общую границу. На все про все – от первого «закидывания удочек» в АП и до момента принятия присяги новых вассалов, требуется чуть более года.

На данный момент было предпринято 9 попыток поглощения, из них 7 вполне удачно отработали вышеописанную схему. Сбоев было 2: присоединение Республики Алтай к Алтайскому Краю и Республики Адыгея к Краснодарскому краю. В обоих случаях решающую роль сыграло отчаянное сопротивление местных этнических общественных организаций – обе республики являются по сути этнократиями, жизнь которых полностью контролирует 30-35-процентное коренное этническое меньшинство.

Так состоится ли столь долго дискутировавшееся объединение Санкт-Петербурга и Ленинградской области? Основными неблагоприятными факторами, препятствующими этому, могут служить политическая нестабильность в поглощающем регионе, а также наличие консенсуса по недопустимости поглощения в поглощаемом регионе. Заметим, что и в Санкт-Петербурге, и в области в последние годы воцарилась прямо-таки мертвая политическая стабильность, и консенсуса по вопросу о присоединении не наблюдается – в местных элитах и экспертном сообществе высказываются мнения как за, так и против. Наиболее известным из них является заявление полпреда в СЗФО Ильи Клебанова: «Нужно быть осторожнее с политической точки зрения. Объединив Петербург и область, мы можем потенциально получить попросту отдельную страну». Что ж, многие, включая автора этих строк, отнюдь не против такого варианта развития событий, однако ожидать такого подарка от кремлевских ставленников было бы достаточно наивно.

Важнейшую роль в предотвращении поглощения играет наличие независимого законодательного органа поглощаемого субъекта, который существенно сложнее поддается давлению, нежели глава исполнительной власти региона. О какой-либо независимости петербургских или областных парламентариев говорить попросту смешно: хотя и в городском, и в областном законодательном органе имеются коммунисты, периодически играющие в «верных ленинцев», как это было, например, при недавнем выступлении прокурора Сергея Зайцева или переназначении многострадального областного губернатора. Однако прокремлевское «едросовское» большинство единогласно поддержит, даже, несмотря на обоснованные сомнения областных парламентариев, относительно их политического будущего в «Большом Петербурге».

Таким образом, никаких препятствий для объединения регионов через поглощение не наблюдается. На данный момент это расценивается региональными аналитиками скорее как рейдерская атака «фигуры федерального масшатаба» на номенклатурного маргинала Сердюкова. Однако все еще может и перевернуться, ибо схема может работать в любую сторону. По опыту предыдущих объединений, не имеет значения финансовое благополучие потенциальной жертвы - например, поглощали как бедный регион (Агинский Бурятский АО), так и богатый (Таймырский АО). Практика показывает, что не имеет значения даже размер региона и численность избирателей – сплоченная финансово-промышленная группа в состоянии поглотить более крупный субъект федерации (фактическое поглощение Красноярского края округами, или второстепенное подчиненное положение Архангельской области по отношению к Ненецкому АО).

Все зависит от того, кто первым окажется в кабинетах АП и инициирует процесс. Поживиться у соседей, безусловно, есть чем, однако, не слишком ли многим для этого придется поделиться с московскими покровителями?

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Щупальца олигархии
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
4.7.2022 Эдуард Диа Диникин
Вашингтонский обком. К «цивилизованным индейцам» США относят украинцев. Тех, кто готов умирать ради «кружевных трусиков и ЕС». Возможно, еще и за стеклянные бусы в виде медалей Конгресса. Эти пять цивилизованных племен – в данном случае это пять областей Украины: Волынская, Ивано-Франковская, Львовская, Тернопольская, Черновицкая.

1.7.2022 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. В США проекты по развалу России не скрывают. Однако реальные документы почему-то михалковых, соловьёвых и шныряющих вокруг них кныриков не интересуют. Куда интереснее передирать шутки из «Панорамы», а потом плакаться, что это поганая молодёжь не верит родному агитпропу.

29.6.2022 Юрий Нерсесов
Война и мир. Боевые действия на развалинах Украинской ССР тянутся уже пятый месяц и российское командование, включая президента, справедливо критикуют за медлительность. Неужели Ленин, Сталин и Гитлер воевали настолько лучше, чем Путин? Или у нашего президента есть существенная причина не торопиться? Подумав, я предположил, что это может быть за причина.

28.6.2022 Юрий Нерсесов
Операция Z. Расчёт прост: пока глава МИД Украины разводит ненавистных москалей, боевые действия затухнут, армия укрепит оборону, обучит новобранцев, и пополнит запасы вооружения из арсеналов НАТО. После этого диалог прервут, и всё начнётся заново.

17.6.2022 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Партнёр Росмолодёжи и «Молодой Гвардии Единой России» переврал результаты собственного социологического исследования. Ложь должна помочь антивоенной пропаганде несостоявшегося вождя «Яблока».

12.6.2022 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Ознакомившись с публикацией Саида Бицоева «Поиск героев Брестской крепости продолжается 80 лет. Канувшие в безвестность» («МК», 5 мая 2022 г.), я не могу отделаться от мысли, что её писало два разных человека.

7.6.2022 Анатолий Кантор
Национал-предатели. Непонятно, почему Кремль так просто выпустил Чубайса за пределы России? При том, что с конца прошлого года набирало обороты дело о махинациях в его последнем детище – АО «Роснано». Ведь в нынешних условиях надежда на Интерпол в вопросе доставки Анатолия Борисовича на место разворовывания российского бюджета чрезвычайно проблематична.

31.5.2022 От редакции
Их нравы. Итак, на дворе сентябрь 1979 года. До перестройки ещё далеко. Лауреат премии Ленинского комсомола Борис Березовский прилежно кропает докторскую по теории информации, а юный комсомолец-журналист Валентин Юмашев - уже вполне сложившийся подлец.

24.5.2022 Анатолий Кантор
Вашингтонский обком. Можно смело констатировать, что выстроенная в прошлом веке мировая валютная система рухнула, она уже не является абсолютной – цифровые электронные деньги государств, учитываемые на счетах национальных банков-эмитентов, являются сугубо относительной категорией. А это значит, что подобно решению по России, любой обладатель долларов или евро может в миг лишиться своих накоплений.

23.5.2022 Юрий Нерсесов
Дело молодое. Официально перед нами очередная попытка застроить российских школьников в стройные колонны и направить их маршировать в духоскрепное будущее во главе с вечным президентом. Фактически на свет появляется мертворождённый монстр для освоения выделенного под него бюджета. Власть извергает из себя таких недоносков уже третье десятилетие и останавливаться не желает.