АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 25 мая 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Холокост ценою в жизнь
2010-06-22 Вацлав Володыевский
Холокост ценою в жизнь
В Польше жестоко убивают несогласных

Разложившийся труп известного польского  ученого-историка Дариуша Ратайчака был найден  11  июня сего года в собственной  машине неподалеку от  своего родного города в Нижней Силезии. Все неприятности пана Ратайчака, о смерти которого, уже писало «АПН Северо-Запад», начались, когда он опубликовал в 1999 году  мизерным тиражом в 230 экземпляров  свою книгу «Запретные темы» (Tematy Niebepieczne). Дариуш совместно с Юргеном Графам и другими учеными, специализирующимися по тематике Холокоста, провел комплексное исследование концлагерей, находящихся на территории Польши,

В своей книге Ратайчак соглашается с ревизионистами Холокоста, которые заявляют, что по техническим причинам просто невозможно было убить миллионы людей в нацистских газовых камерах, «Циклон-Б» применялся исключительно для дезинфекции, у нацистов не было плана систематического уничтожения евреев, а большинство ученых, изучающих данную тему, «исповедуют религию Холокоста».

Тем временем Польша полным ходом шла в НАТО, ЕС и другие атлантические структуры. Соответственно менялось и законодательство. Если при коммунистическом диктаторе Войцехе Ярузельском профессора ждал бы максимум  выговор и лишение премии, то при демократах  ему грозила куда более суровая кара. Согласно закону, принятому в январе 1999 года и запрещавшему подвергать сомнению событие, получившего известность как Холокост,  дело приобретало чисто уголовный характер.

Пан Ратайчак стал первым человеком, на ком в демократической Польше был обкатан новый закон.

Для начала его отстранили от преподавания истории в университете, которому он посветил свою жизнь.  В  дальнейшем его ждало многолетнее судебное разбирательство и дальнейшие проблемы с прокуратурой, сломавшие его жизнь. Потратив уйму времени и денег на адвоката и всевозможные экспертизы, разорившие его и его семью,  ученый сумел все-таки избежать нового демократического ГУЛАГа.  Состоявшийся над ним суд вынес Ратайчаку моральное осуждение «ввиду крошечного тиража книги и, соответственно, малого общественного ущерба».

Однако карьеру профессору сломали напрочь, и под сильным давлением главы Польской еврейской общины Владислава Краевского все польские высшие учебные заведения отказали в кафедре доктору исторических наук.

Оставшись без средств существования, историк устроился работать сначала охранником, а затем кладовщиком в одну из местных фирм, но и там его не оставляли в покое. Многочисленные меньшинства, диаспоры и общественники подавали бесконечные апелляции-жалобы буквально по каждому  действию опального профессора.  Его вполне нейтральные публикации в прессе вызывали дикий визг либеральных СМИ, а попытки выставить свою кандидатуру на выборах всех уровней неизменно приводили к громким  скандалам  и срывам избирательной компании еще на стадии выдвижения.

Особенно неистовствовал  главный редактор крупнейшей проправительственной «Газеты Выборчей» Владислав Бартошевский, требовавший в открытую со страниц своего издания лишить опального профессора всех званий и отправить его в лучших советских традициях в психиатрическую лечебницу.

Градус либеральной  травли оказался  настолько высок, что доктор Ратайчак в последнее время говорил мне, что единственное, что его может спасти, это выезд из родного города и изменение фамилии. Последнее место его работы цветочная фирма. Незадолго до смерти он купил автомобиль Рено Кенго, на котором курсировал между Голландией и Польшей.

Странности всей истории добавляет факт, что машина с его трупом появилась на злополучной стоянке за два дня до своего обнаружения.  А сама смерть произошла приблизительно на две недели ранее и имеет все признаки быть квалифицированной как насильственная. 

Такова цена «свободы слова» в демократической Польше, кичащейся своей независимостью и принадлежностью к европейским структурам.  Здесь в лучших тоталитарных традициях можно бесконечно муссировать спорную Катынскую историю и одновременно десятилетиями преследовать ученого, чья вина заключалась в математических подсчетах технических параметров пресловутых газовых камер.

Вацлав Володыевский

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
In memoriam
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.5.2020 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Считая президента Азербайджана Ильхана Алиева виновником скандала вокруг памятника организатору Армянского легиона вермахта Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде), премьер-министр Армении Никол Пашинян решил отомстить. То есть выставить недобитым гитлеровцем перед западными друзьями самого Алиева.

17.5.2020 Андрей Дмитриев
Наш дядя Саша. Глядя на поведение Александра Беглова, да и федеральных властей, возникает ощущение, что они заразились новым недугом на почве коронавируса. При котором желание всё контролировать почему-то смешивается с частичной потерей памяти, а поспешные отчёты об успехах никак не стыкуются с жёсткой реальностью жизни в условиях эпидемии.

16.5.2020 Андрей Дмитриев
Щупальца олигархии. Банкир Хотин, обвиняемый в хищении у вкладчиков "Югры" рекордных 280 млрд. рублей, отбывает домашний арест с женой и двумя детьми в элитном столичном жилом комплексе «Онегин». Большинство находящихся на самоизоляции россиян позавидовало бы таким условиям. Поневоле возникают сомнения, обошлось ли здесь без вмешательства влиятельных покровителей семьи?

14.5.2020 Алексей Рафалович
Дефективный менеджмент. Аналитики давно предсказывают политическую смерть министра Дениса Мантурова, а он не только живее всех живых, но даже недавно умудрился присвоить своему давнему соратнику звание героя России. Нет, конечно же формально это сделал президент, но, если проследить давнюю дружбу Мантурова и Леонида Белыха, а также отток средств Улан-Удэнского авиазавода в офшоры, косвенно связанные с министром, то можно понять, кто в реальности присвоил ему высшую награду России.

9.5.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Глядя на архивные кадры парада 1945 года, передающие наивысшее торжество нашего Отечества, иногда невольно приходят в голову вопросы, вроде: могла ли советская история пойти по иному пути, чем приведший в итоге к распаду страны. А вдруг прославленные маршалы с этой кинохроники сумели бы переломить ход истории?

7.5.2020 Юрий Нерсесов
Их нравы. В ближайшее время нашей гельминтной элитке, вообразившей себя аристократией, виселица вряд ли грозит. Однако если её вдруг начнут изводить другие и она потребует встать стеной, как при вторжении Наполеона и Гитлера, ответ легко предсказуем. Насмешки в интернете, ругань в очередях, а чаще всего брезгливое молчание.

6.5.2020 Елена Прудникова
Эпидемия. Об экспериментах, связанных с попытками модификации коронавируса китайской летучей мыши, который может передаваться человеку, было прекрасно известно еще в 2015 году. Именно тогда в авторитетнейшем британском журнале «NatureMedicine» появилась статья об этих опытах в секретном научно-исследовательском центре Пентагона в форте Детрик, что в штате Мериленд.

4.5.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. В суровой отповеди российских дипломатов послу Польши в Германию Анджею Пшилебскому ссылки на на его интервью газете Märkische Oderzeitung отсутствовали. Поневоле пришлось заподозрить, что приведённые цитаты посла вырваны из контекста, однако всё оказалось интереснее. Пан наврал куда больше, чем поставили ему в вину клятые москали.

29.4.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. Уже почти тридцать лет ведущий акционер банка «Россия» в одном строю с президентом. Они сотрудничали едва ли не с первых дней появления председателя Комитета по внешнеэкономическим связям Владимира Путина в мэрии Санкт-Петербурга и создавали знаменитый дачный кооператив «Озеро». Но не станет ли недавнее решение Ленинградского областного суда началом грядущей опалы?

28.4.2020 Андрей Дмитриев
Эпидемия. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал «истеричными проявлениями» опасения о том, что на фоне коронавируса в России могут повториться криминальные 1990-е. А что на деле? Как оценивать перекладывание Кремлем ответственности за положение дел на региональных баронов, разборки в элитах, первую ласточку протестов - Владикавказ, а также новации репрессивного законодательства?