АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 18 сентября 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
В шестом кругу иракского ада
2009-09-24 Лоуренс Месопотамский
В шестом кругу иракского ада

Зелёная зона Багдада, о которой так много говорится в выпусках новостей, расположена на значительной территории в самом центре города и включает в себя следующие части.

Во-первых, это прилегающий к реке Тигр район «нового президентского дворца» Саддама, примыкающий к нему генеральный штаб бывшей Национальной гвардии и другие правительственные здания. Это святая святых оккупационных сил, как бы внутренняя «зона в зоне». Там сегодня расположены иностранные дипломатические представительства. В первые месяцы оккупации под Зеленой зоной понималась только эта территория, именно там расположен зелёный парк, откуда весь этот комплекс и получил название, хотя большая часть её сегодняшней территории отнюдь не имеет изобилия растительности.

Во-вторых, площадь, где находится Мемориал неизвестного солдата и монумент Мечи Победы.

В-третьих, жилой район Аль-Ташри, где во времена Саддама в симпатичных особнячках проживали высокопоставленные государственные служащие. После оккупации страны они бежали или были выселены, и в смутный «переходный период» множество особняков перешло в новые руки, причём не только коллаборационистов и «борцов с режимом Саддама», настоящих или мнимых, но и просто наглой швали, оказавшейся в нужное время в нужном месте. Позже, после расширения Зеленой зоны, часть проживающих там жителей, которых посчитали неблагонадёжными, выселили, но не полностью, так что пусть вас не удивляет, что там проживает немало иракцев, которые работают внутри зоны или сдают «свои» особняки западным журналистам и функционерам.

В-четвертых, некоторые другие прилегающие территории.

Вход во внешнюю часть Зелёной зоны свободен для иностранных журналистов. Мне повезло в том, что мой личный гид и переводчик в Ираке, Хайдар, раньше проживал в Швеции, в Стокгольме, и имел двойное гражданство и шведский паспорт. Таким образом, он как бы причислялся к иностранцам и мог вместе со мной пройти все формальности при прохождении и тоже прогуляться внутри Зелёной зоны на правах переводчика у иностранного журналиста.

Мы сели на такси на ул. Саадун, где проживали, и сразу через мост на реке Тигр таксист высадил нас (см. верхнюю часть цветной карты). Дальше сквозного проезда для машин нет, всё перекрыто, хотя пять лет назад, как я помню, проезд был свободен. Надо идти пешком до контрольно-пропускного пункта.

Негласный контроль вокруг Зелёной зоны начинается ещё до КПП.

- Не надо слишком громко здесь говорить со мной по-английски. - предупредил меня Хайдар. – На улицах, примыкающей к Зелёной зоне, даже стены имеют уши. Как это у вас при СССР называлось – Ка-Гэ-Бэ?

Есть несколько КПП с разных сторон Зеленой зоны, где проходишь через несколько досмотров и проверок, которые последовательно осуществляют различные «команды».

Вначале иракская «команда». Паспорт, вещи и мобильный телефон со снятыми батареями. Проносить фотоаппараты и фотографировать без специального разрешения внутри зоны запрещено. Проверка вещей, ощупывание тела. Американцы стоят в стороне, они вроде не при чём, но осуществляют общий надзор.

Затем, метров через пятьдесят, другая «команда» - негры, нанятые и привезённые из Африки в Ирак для работы в «охранных структурах», все они в той или иной степени говорят на английском. Снова проверка, ощупывание.

Затем «команда» латиноамериканцев снова осуществляет всё тот же ритуал. Хайдар советует мне:

Чтобы латиноамериканцы, которые в Ираке повсюду работают в «охранных структурах», не слишком лютовали при досмотрах, желательно с ними поздороваться на испанском, это звучит как «комистас».

Затем очередная «команда» по виду узкоглазых азиатов.

Техника прощупывания и досмотра несколько варьирует в зависимости от национальной принадлежности той или иной «команды». Если одна «команда» что-то пропустит, не досмотрит или будет подкуплена «террористами», то другая подстрахует, тем более что на бумаге с 1 января этого года Зелёная зона вроде как бы перешла под контроль иракцев. Подкупить их всех одновременно не удастся и, таким образом, в охраняемую территорию не должно попасть ничего, что может иметь отношение к «террористической деятельности».

В жизни не всё так гладко, и в Зелёной зоне имело место множество инцидентов. Были многочисленные акты саботажа, как-то в машинное масло сразу десяти американских танков Абрамс, базировавшихся там, добавили песок, и они вышли из строя. Был случай, когда у входа в офицерскую столовую нашли невзорвавшуюся канистру, которая содержала какой-то вирус, никто не знал, как её доставили туда, и никто не хотел говорить об этом с журналистами. Антиамериканские лозунги внезапно появляются на стенах зданий, и неизвестно, кто за это ответственен, то ли агенты иракского Сопротивления, то ли взбунтовавшиеся американские солдаты. Случались и загадочные случаи убийств западных граждан внутри зоны. О такой рутине, как регулярные миномётные обстрелы Зелёной зоны до заключения перемирия с повстанцами в 2007 году, я уже не говорю.

Наконец, мы внутри. В отличие от полных жизни багдадских улиц, здесь царит расслабляющая сельская тишина и покой. Мы идёт пешком по обочине хорошей асфальтированной дороги, но проезжающих мимо машин почти нет. Кое-где стоит американская бронетехника. Гнетущее сюрреалистическое место, навевающее атмосферу Сталкера и других фантастических триллеров. Или голливудских фильмов про вьетнамскую войну. Или фильмов ужасов.

Я достаю для ориентировки две карты этого района. Первая, яркая цветная «туристская карта» Багдада без указания объектов. Вторая - шпионская карта с указанием правительственных зданий времён Саддама, созданная в 2003 году перед вторжением в Ирак на основе спутниковой съёмки, я нашел её в Интернете на американском сайте ЦРУ.

Вначале мы идём к монументу Мечи Победы (см. цветную карту), посвящённому стойкости иракской армии в тяжёлой войне с Ираном. Все видели в выпусках новостей эту величественную арку из скрещённых мечей, где по краям в бетон вмурованы настоящие иранские каски, собранные на поле битвы. Монумент символизирует иранские головы, срубленные арабскими мечами.

Я впервые был здесь осенью 2003 года. Тогда это место ещё не было огорожено, и таксист привёз меня прямо сюда, а сам монумент Мечи Победы ещё не был изуродован. Фото-файлы того времени до сих пор есть у меня в архиве. Сегодня этот монумент, а также мемориал Неизвестного солдата находятся внутри Зелёной зоны и, поэтому, мой гид ещё никогда не видел их своими глазами. Во времена Саддама на этой площади проводились военные парады, а сегодня каждый, находящийся в Зеленой зоне, может свободно там пройтись и даже посидеть в покрытых пылью креслах, где высшее правительственное руководство Ирака во главе с Саддамом когда-то принимало парады.

Но что это? Монумент Мечи Победы, главный символ страны, представляющий собой как бы визитную карточку Ирака, изуродован! Эфесы обеих сабель, и именно, шары, расположенные ниже руки, варварски срезаны автогеном и валяются тут же, внизу.

- Кто мог совершить этот акт вандализма? Американцы или нынешняя иракская власть?

- Нет, Иран.

Намёк моего гида мне совершенно ясен. Сегодня влияние Ирана на распятый Ирак таково, что многие в арабском мире задают себе вопрос: под чьей оккупацией в действительности оказалась эта страна, американцев или иранцев? Ничего удивительного, что иранская агентура добралась, среди прочего, и до этого монумента: «это мы вас, в конечном счёте, победили, а не наоборот».

Интересно, что этот факт вандализма не демонстрируется на телеэкранах – негласная цензура относительно того, что можно, а что нельзя показывать про Ирак существует: «чтобы не задевать чьих-то чувств и не лить воду на мельницу Сопротивления, лучше не демонстрировать изуродованную святыню Ирака». Кадры Мечей Победы дают старые!

Вдоль дороги, по которой мы идём, висят объявления: «villa for rent», с телефоном - шваль, приватизировавшая особняки бывших чиновников, ищет возможность сдать их в наём англоязычным гражданам. Вопрос: «сколько стоит аренда виллы в аду» интересен. По моей просьбе Хайдар звонит по мобильнику, чтобы узнать о цене.

Мальчик лет тринадцати, продающий на дороге с крошечного лотка копеечную жвачку, явно не похож на сына приватизатора роскошного особняка. Я купил пакетик исключительно для того, чтобы с ним поговорить, а Хайдар перевёл:

Он просто живет здесь, в зоне. Тут, по его словам, проживает достаточно много иракцев.

Кафе, собранное из стандартных разборных панелей. Я хочу узнать, что представляет «breakfast in hell» (обед в аду), Хайдар смеётся, ему тоже интересно, да и перекусить пора. Обслуживающий персонал - иракцы, ассортимент и колорит сравним с таковыми за пределами зоны, хотя «брэкфэст» на двоих обошелся мне в 7 тыс. динаров вместо обычных 4 – 5. Но было и отличие – в харчевне было электричество и, следовательно, холодильники, а в них даже молоко! В остальных кварталах Багдада электричество почти не подаётся, но в Зелёной зоне имеется своё надёжное автономное энергоснабжение.

Проходная во внутреннюю часть Зеленой зоны, расположенной в месте бывшего «нового президентского дворца» Саддама (см. чёрно-белую карту ЦРУ). Хайдар уверенно и нагло втирает на английском, что нам надо пройти в расположенное там шведское посольство, демонстрируя свой шведский паспорт. Но здесь порядки таковы: «самостоятельно по внутренней зоне не ходят, необходимо созвониться и вас тут, на проходной, должны встретить». Мой гид не спорит, лукаво перемигиваясь со мной:

Мы лучше подойдём завтра, заранее договорившись о встрече.

Так что в главный, седьмой круг иракского ада, нам попасть не удалось.

Выходим по другому мосту через Тигр (см. цветную карту, справа).

Очень познавательно было пройтись по этому странному, фантастическому миру, где оккупационные власти Ирака отгородились от жизни своего народа колючей проволокой, огромными мешками с песком (они гасят энергию взрывной волны), бетонными стенами и автономной электростанцией. Предпочтение отдаётся металлической арматуре и колючей проволоки украинского производства, в Ираке считается, что металл турецкого производства хуже. Долго ли они ещё усидят в своей зоне?

Впрочем, в России дело обстоит аналогично, разница заключается, главным образом, в марках колючей проволоки и производителях бетонных заборов, за которыми укрывается российская элита.

Лоуренс Месопотамский

 

Жизнь вне Зеленой зоны

Зеленая зона - карта ЦРУ

Карта Зеленой зоны

Монумент Мечи Победы до его осквернения

Хайдар

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Они и мы
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
8.9.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Быстрое подчинение просвещённой Европы и последующий разгром Гитлера в дикой Совдепии до сих пор травмирует истинных либералов. Последний их трюк — винить в провале любимого фюрера бескрайние российские просторы. Что же, попробуем сравнить: чего достигла Германия в Европе и сколько она захватила в СССР, пока стремительный прорыв к Москве не сменился поспешным отходом от столичных пригородов. Ну и заодно сопоставим потери.

4.9.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Посетив музей Варшавского восстания 1 августа - 2 октября 1944 года, я завис в нём на четыре с лишним часа и ушёл в полном восторге. Помимо великолепной экспозиции, особенно понравилась ювелирно выверенная система промывания мозгов. Но, придя на «Радио «Свобода», директор музея Ян Олдаковский расслабился и стал просто тупо врать.

25.8.2020 Юрий Нерсесов
Заря в сапогах. Путину стоило большого труда убедить Лукашенко, что никто в Кремле его свергать не собирается, но вряд ли это последнее приключение с «Вагнером». Думаю, президента ещё не раз попытаются убедить, что частные военные компании России конечно нужны. Но только находящиеся под контролем проверенных генералов, а не работников общественного питания с криминальным прошлым.

14.8.2020 Владимир Квачков
Интервью. Я думаю, что Ходорковский у власти был бы опаснее Путина, потому что он более умный человек. Путин считает, что схватил бога за бороду в ходе своего президентства. Ходорковский же полагал, что может построить общество с левым поворотом. То есть хотел большую часть наворованного отдать, чтобы подкармливать общество. В этом смысле Ходорковский опасен, потому что его капитализм был бы прочнее, чем то, что сейчас есть.

4.8.2020 Юрий Нерсесов
Россия и Кавказ. Если армянские власти действительно заботятся о своей стране, им стоит не только Крым российским признать, но и оплачивать содержание базы в Гюмри целиком, а не наполовину, как сейчас. Отправка добровольцев в Сирию и Донбасс не обязательна, но приветствуется.

17.7.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Президент пока молчит и, если уже и распрощался с Рогозиным, то уберёт его не в разгар обличений, а когда они утихнут. Очевидно, что глава «Роскосмоса» не разделит судьбу Канариса и Тухачевского — смертная казнь у нас не применяется. Однако его политические перспективы стать секретарём Совета безопасности или премьером практически обнулены.

14.7.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Получается, что власть боится похода Анатолия Быкова в политику. Вопрос же о его роли в убийстве Войтенко и Наумова тут послужил исключительно поводом. Главное, чтобы не размахивал бело-зелёным флагом сибирского сепаратизма, который особенно ярко выделяется на фоне залитого чёрным смогом неба Красноярска.

8.7.2020 Андрей Дмитриев
Расследование. Помощника капитана Юрия Скока «выживают» с учебного парусного судна судна «Юный Балтиец». Он подает к руководству иск о защите чести и достоинства. Неужели причиной стала готовящаяся к выходу книга о прошлых деяниях двух Владимиров Владимировичей – президента Путина и вице-губернатора Кириллова?

7.7.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. Британский философ Сэмюэль Джонсон назвал патриотизм последним прибежищем негодяя, имея в виду дельцов, прикрывающих свои гешефты патриотической демагогией. Похоже, некоторые отставные подруги олигархов идут тем же путём.

29.6.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. С присоединением Крыма РВИО особенно охотно рожает монстров в области его истории. От больших и вонючих, как фильм Первого канала «Нулевая мировая война», который я разбирал два года назад. До маленьких и бесцветных, типа статьи «Балаклавская битва», опубликованной на сайте РВИО в нынешнем году. Переврано в ней всё возможное, причём по-разному.