АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 24 октября 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Левинград
2009-07-10 Вадим Штепа
Левинград
Постскриптум к выборам мэра Петрозаводска

Итак, как и ожидалось, на выборах мэра столицы Карелии, состоявшихся 5 июля, победу одержал Николай Левин, председатель Законодательного собрания республики, выдвинутый «Единой Россией».

«Выборами», конечно, это событие можно назвать с превеликой натяжкой – за Левина проголосовало лишь чуть больше 12 процентов от списочного состава избирателей. Однако в условиях отмены порога явки это никакого значения не имеет. Даже если бы все петрозаводчане в этот летний день уехали на дачи, а к урне пришел только сам кандидат и проголосовал за себя – выборы все равно считались бы состоявшимися.

Как справедливо заметил еще до выборов политолог Андрей Сухоруков, после снятия своей кандидатуры оппозиционным кандидатом, эти выборы были просто обречены на «низкую явку и предсказуемый результат». Этот оппозиционер – бизнесмен Девлет Алиханов – за три недели до выборов изрядно удивил петрозаводскую публику, вступив в «Единую Россию» и сняв свою кандидатуру в обмен на молниеносно предложенный ему пост члена Совета Федерации.

А какая громкая кампания ожидалась! Городской общественности было ясно, что речь в действительности шла не столько о выборах мэра Петрозаводска, сколько о сохранении у власти команды губернатора Катанандова, правящей в республике уже 11 лет. В этом признался и сам Катанандов: «Если выборы в Петрозаводске кандидатом от «Единой России» будут проиграны, мне придется искать новую работу».

У острого критика губернаторской команды, депутата Законодательного собрания республики Алиханова действительно были все шансы стать «карельским Обамой». В своей программе он призывал существенно модернизировать город, провести в нем «капитальный ремонт и генеральную уборку» – и сам этим давно занимался, основав попечительский совет районов Древлянка и Перевалка. «Я знаю, что меня очень многие горожане поддерживают, и я обещаю им, – говорилось в одной из предвыборных газет, – что не сломаюсь и дойду до конца». Но, как поется в одной детской песне, «никак не ожидал он такого вот конца».

От обычно инертной партии власти такой технологической виртуозности никто ожидал, но надо признать – «Единая Россия» этим ходом действительно убила двух зайцев. С одной стороны, она инкорпорировала в себя всю городскую оппозицию, которая никогда не выступала против далекого Кремля, но была недовольна лишь республиканской властью. С другой стороны, республиканской власти было недвусмысленно указано, что «медвежий» бренд, которым она здесь щеголяла, принадлежит не ей, и московское начальство этой партии при желании может подвинуть губернаторскую команду, пользуясь своими внутрипартийными инструментами.

Вместе с Алихановым в «Единую Россию» вступил и весь оппозиционный Петросовет, где эта партия до сего момента пребывала в меньшинстве, что весьма удивляло наблюдателей из других городов. Многопартийный городской парламент вполне соответствовал демократическому менталитету петрозаводчан – в этом относительно небольшом городе все-таки довольно большой процент научной и культурной интеллигенции, студенчества, а им по природе свойственно идейное многообразие. Но теперь историю словно бы обратили вспять: все это многообразие вновь загнано в рамки однопартийной системы.

Впрочем, оппозиция в лице местных представителей общероссийских партий наглядно показала на этих выборах свою невеликую цену. Коммунисты, «яблочники» и «эсеры» предпочли не выдвигать своих кандидатов, но поддержали «единого оппозиционера» Алиханова. А когда он совершил политическую «рокировочку» – остались у разбитого корыта.

Идеологии в политике давно уже уступили место технологиям. Те кандидаты, которые все же решили бросить вызов партии власти, очевидно, могли как-то продвинуться лишь с помощью эффективных и нестандартных политтехнологий. Но здесь, увы, все выглядело банально и скучно. Причем дело не требовало каких-то особых материальных затрат – нужен был лишь живой креативный подход. А вот им-то команды альтернативных кандидатов и не отличались. Поэтому и проиграли – одолеть властную серость может лишь яркая творческая оппозиция. Но «творчество» всех кандидатов сводилось лишь к «боянистым» лозунгам и унылой «войне компроматов». Парадоксальным образом, самыми креативными оказались «молодогвардейцы», устроившие в нескольких точках города пункты обмена предвыборного спама, заполонившего все почтовые ящики, на стиральный порошок. Что забавно – среди прочего (может, увлекшись?) принимали и макулатуру, поддерживавшую «главного» кандидата.

Второе место на выборах занял отставной военный, а ныне бизнесмен Александр Темнышев, громко вышедший в ходе предвыборной борьбы из «Единой России». В принципе, у него единственного была реально оппозиционная идея, хотя и связанная скорее с прошлым, – провести всеобщую инвентаризацию городской собственности, распроданной властями за последние годы. Но та медиа-форма, в которой эта идея выражалась, выглядела довольно жалко и неадекватно. Темнышев (в силу определенного внешнего сходства) примеривал на себя имидж «карельского Уго Чавеса», хотя южноамериканская революционная стилистика выглядит в наших широтах весьма экзотично. Его главный предвыборный слоган «Вернем городу будущее!» не столько воодушевлял, сколько вызывал вопросы: а что же и кому этот «революционер» несколько лет «возвращал», работая в губернаторской администрации? А на биллбордах с этим слоганом кандидат, вооруженный дачной лопатой, еще и добавлял: «Посади дерево!» Разумеется, экологические проблемы в современном Петрозаводске весьма остры – но расширение городских лесов, к счастью, пока не входит в число самых актуальных. Посадить бы следовало таких пиарщиков (за учебники).

Впрочем, темой посадок более прославился другой кандидат – тоже бизнесмен и бывший священник Евгений Михеев. «Посажу воров!» – грозно сверкал он очками со своих плакатов, видимо, обещая таким образом исполнить библейскую заповедь. Вообще, его плакатов и биллбордов в городе оказалось подавляющее большинство: бизнесмен явно не поскупился. Видимо, таким образом он исполнил другой свой слоган: «Заставлю работать!»

Еще один его слоган: «Наведу порядок!» замечательно перекликался с почти аналогичным на плакатах Левина: «Время навести порядок». Видимо, их пиарщики полагают, что тема «наведения порядка» особенно популярна среди избирателей. Да только вот под «порядком» все понимают очень разное.

У нас с карельскими коллегами в ходе предвыборной кампании спонтанно возник иной образный проект для Михеева. Нарядить этого молодого человека в спецовку (все-таки хозяин фирмы, называющей себя «Центральной стройбазой Карелии»), вооружить его располагающей улыбкой (вместо отпугивающее-угрожающих восклицаний), и сфотографировать так на плакат с призывом: «Благоустроим наш город!» Такой образ, несомненно, оказался бы более привлекательным для горожан – к тому же, в деле благоустройства своих жилищ многие действительно охотно пользуются услугами его ЦСК.

Но, увы – встречаться с независимыми журналистами он не пожелал – как, впрочем, и со спецкором радио «Свобода». Не пришел этот кандидат и ни на какие общественные дебаты. Осведомленные люди заметили, что он просто опасается открытых дискуссий, а вся его кампания была лишь способом дополнительной рекламы своей фирмы. Но такое поведение скорее оказалось антирекламой. Несмотря на обилие плакатов, Михеев набрал лишь чуть более 1 процента голосов от списочного состава избирателей.

Его опередила, заняв 3 место, Наталья Бузова, карельский представитель ЛДПР, у которой своих плакатов были считанные единицы. Но на них улыбалась симпатичная девушка – хоть никому ничего и не обещала. Здесь скорее сработали глэм-технологии.

В итоге, к избирательным урнам пришла лишь одна пятая часть избирателей. Столь низкой явки в Петрозаводске еще не было никогда. Творческая молодежь вместо участия в этой пародии на выборы провела 5 июля первую карельскую монстрацию.

Однако этот политабсурд поставил, тем не менее, весьма серьезные вопросы. О том, что политика в ее нынешнем формате действительно кончилась. Старые и вновь вступившие члены «Единой России» дружно радовались: мол, в городе, наконец-то наступила «консолидация» вместо прежней «конфронтации». Исходя из этой логики, жители европейских стран, выбирая свои многопартийные муниципалитеты, очень страдают, бедняги, от бесконечной «конфронтации». Нет, чтоб объединиться в «Единую Германию», «Единую Францию» и т.д.

Но, по большому счету, нормальной многопартийной системы в последние годы не было и у нас. Вся эта петрозаводская «многопартийность» означала не борьбу идей развития города, но лишь конкуренцию городских бизнес-группировок, одна из которых близка власти, другая искала себе в Москве «оппозиционные» партийные лейблы («Яблоко», СР и т.д.) Тогда как в развитых странах принято, что политика и бизнес занимают все-таки разные общественные ниши. Они могут влиять друг на друга, но не сливаются, как у нас, в единое целое под лозунгом «консолидации». Это напрочь обессмысливает всякое гражданское участие в политике, поэтому в таких «выборах» граждане и не участвуют.

Вернется ли гражданское измерение в политику – зависит от появления в различных городах новых гражданских сил, для которых интересы своих регионов важнее всяких номенклатурных «консолидаций». Пока бывшие кандидаты в своих изданиях пытаются «покупать» избирателей обещаниями московской поддержки (Левин: «Помощь придет!», Алиханов: «Я привлеку инвестиции» и т.д.) Новые же гражданские силы потребуют пересмотреть саму эту гиперцентралистскую модель, при которой регионы зависят от благосклонности столичных чиновников. Это стремление не к «распаду страны» (как изображают эти чиновники), но, напротив, к налаживанию прямых межрегиональных связей. Возможно, эта инициатива оформится в статусе «Партии Регионов России», предложенной участниками весенней конференции «Весна Ингрии».

Новая политика сегодня – это не конкуренция с различными «вертикалями» (хоть властными, хоть оппозиционными), но разработка и внедрение стратегических проектов территориального развития. Так что будем пока жить в Левинграде – изнутри превращая его в Онегаборг!

Вадим Штепа

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Правильные выборы
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.10.2020 Семён Пегов
Интервью. Карабах на 99,9% ассоциирует себя с Россией, его жители говорят на чистом русском языке, думают, как русские, и являются последним настоящим союзником, родным и близким на Южном Кавказе. Да, и у нас в Армении стоит база военная. Мы хотим, чтобы это всё перекинулось на Армению и стало полыхать возле нашей военной базы? Я не думаю, что можно к этому относиться как не к своей войне.

21.10.2020 Юрий Нерсесов
Промывка мозгов. Глава чеченского министерства по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров имеет даже больше полномочий, чем у Геббельса. Его ведомство, как видно из названия, выполняет и обязанности, за которые у Гитлера отвечал министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп. К сожалению, таланты Умарова изрядно отстают от его полномочий.

18.10.2020 Эльберд Гаглоев
Война и мир. Получается очень интересная ситуация. Весь этот плавно перетекший в полноценную войну пограничный инцидент оказался неожиданным для всех прямых и косвенных участников конфликта. Можно было бы свести всю проблему к печальному стечению обстоятельств, если бы не последствия, которые ведут к просто тектоническим изменениям положения в регионе.

15.10.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Успешно зачистив местные учебники истории от страниц о массовом предательстве своих соплеменников во время Великой Отечественной войны, крымско-татарские лидеры решили навести орднунг и в других регионах. Начали с Екатеринбурга, где сайт «Накануне» опубликовал статью историка Игоря Пыхалова "За что крымских татар называли пособниками Гитлера и почему им не следует потакать сегодня?"

14.10.2020 Юрий Нерсесов
Дефективный менеджмент. Дмитрий Рогозин подчеркнул, что до приговора суда советник считается невиновным, но о конфликтах, на которые тот натыкался, распространяться не стал. И не зря: оценив самый известный скандал с участием Ивана, поневоле заподозришь в нём если не шпиона, то американского агента влияния. А узнав обстоятельства кончины его отца, тоже Ивана Сафронова, поневоле задумаешься о семейном бизнесе в пользу Госдепа.

9.10.2020 Модест Колеров
Интервью. Спрос на монархизм тесно связан с олигархической системой власти. Тут тебе и климат, и торговля квотами... Не случайно у нас спецпредставитель по климату Сергей Иванов. Фонд климатических дел возглавляет группа Анатолия Чубайса. Это всё очень серьёзно. Монархизм православного олигархического свойства является претензией на диктатуру. Эта претензия никуда не делась.

2.10.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Едва азербайджанская армия начала наступление в Нагорном Карабахе, Никол Пашинян рванул до Москвы. Где объявил о грядущем установлении с Россией «отношений нового уровня и качества». За Пашиняном пока только красивые, пустые и лживые речи. И пока он не представит нечто более существенное, его война остаётся для России чужой.

1.10.2020 Алексей Рафалович
Щупальца олигархии. Гигантская корпорация, ранее носившая гордое название «Русский алюминий», теперь под надёжным американским контролем, а ее бывший босс понижен до дворецкого. Он очень хочет понравиться новому барину-демократу, однако сам барином уже не станет. Трудно найти более впечатляющий пример российского олигарха, который лез вон из кожи, чтобы стать своим для западных партнёров даже вопреки интересам собственной страны, но остался у разбитого корыта.

23.9.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. У наших соседей-поляков – череда праздников. В прошлом году отмечали 80-летие разгрома Второй Речи Посполитой и 75-летие подавления Варшавского восстание. В нынешнем – 225-летие раздела Первой Речи Посполитой и 100-летие отражение наступление Красной Армии на Варшаву. О провале собственных походов на Киев и Минск предпочитают помалкивать, зато 40-летний юбилей профсоюза «Солидарность» - святое дело.

8.9.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Быстрое подчинение просвещённой Европы и последующий разгром Гитлера в дикой Совдепии до сих пор травмирует истинных либералов. Последний их трюк — винить в провале любимого фюрера бескрайние российские просторы. Что же, попробуем сравнить: чего достигла Германия в Европе и сколько она захватила в СССР, пока стремительный прорыв к Москве не сменился поспешным отходом от столичных пригородов. Ну и заодно сопоставим потери.