АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 20 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Латиноамериканские семинары
2009-03-30 Глеб Таргонский
Латиноамериканские семинары

«…Мир съеживается, и в нем нет места ни для чего, кроме несправедливости» Субкоманданте Маркос

Если полвека-век назад потомки Боливара, Хосе Марти или Эмилиано Сапаты с карандашом в руках жадно читали книги об Октябрьской революции 1917 г., то теперь интеллектуалы России и других стран, где неолиберализм фактически безнаказанно действует мечом и реформой должны перенять опыт бойцов переднего края борьбы.

Не успел Вашингтон перевести дух от победы кандидата от левых Марсилио Фунеса в борьбе за пост президента многострадального Сальвадора 16 марта, как последовал новый красный удар, точнее его последствие. 19 марта президент Коста-Рики (считавшейся до этого одним из верных «авианосцев» США в регионе) Оскар Ариэс заявил, что его страна возобновляет связи с опальной Кубой, прерванные почти 50 лет назад. И это – всего лишь один маленький эпизод одного из самых важных противостояний начала века: за свободу Латинской Америки от «извечного» дамоклова меча со звездно-полосатой рукояткой.

Латиноамериканский континент не первое десятилетие не перестает удивлять самодовольных скептиков из числа полу-профессуры, полу-обывательщины. Трижды похороненный и оплеванный социализм, коему не потрудились хотя бы отвести приемлемое место в музее идей прошлого, выжил после страшных ударов, обрел иммунитет, развился и по-прежнему ведет на борьбу за социальную справедливость миллионы людей. Социалистические партии остались данностью мировой политики до сегодняшнего дня, и (что нам показывают латиноамериканские левые) еще далеко не исчерпали своего исторического «Я».

Ныне говорить о едином социалистическом или коммунистическом фронте борьбы, увы, не представляется возможным. Тем не менее, это не снимает с российских коммунистов (и просто честных людей, бескорыстно интересующихся политикой) ответственности за изучение богатого опыта международного движения Сопротивления бичу 21 века – неолиберализму. Теперь, когда выражения «вотчина Америки», «мягкое подбрюшье США» все более и более тускнеют в своей несостоятельности, когда Латинская Америка превращается в одну из основ «красного пояса» планеты, когда победы социалистических и коммунистических партий (как, например последняя, связанная с избранием Марсилио Фунеса) уже никак нельзя назвать забавным курьезом, затушевать систему изменения политической основы континента, - теперь «пойти на выучку» к латиноамериканским социалистам и можно, и нужно. Если полвека-век назад потомки Боливара, Хосе Марти или Эмилиано Сапаты с карандашом в руках жадно читали книги об Октябрьской революции 1917 г., то теперь интеллектуалы России и других стран, где неолиберализм фактически безнаказанно действует мечом и реформой должны перенять опыт бойцов переднего края борьбы за альтернативу вечной бойни.

А для изучения открывается богатейший материал, достойный сотни мощных и красочных романов. Здесь и ночные набеги головорезов из «ультрас», и священники, отложившие крест и выбравшие автомат и красное знамя, здесь и американские спецслужбы, и боевики-идеалисты из числа бывших студентов, здесь и неясные очертания странной реальности перуанского «Светоносного пути», чьи бойцы, словно в аляповатом боевике, метают динамитные шашки из пращи, и честные депутаты, под европейскими костюмами которых скрыты шрамы прошлых партизанских войн.

Почему коммунисты, вопреки всему спектру обстоятельств, действовавших против них, вопреки гибели СССР, без поддержки «сильных мира сего», преследуемые и зажатые на маленьких островках партизанских баз сельвы, в начале века стали одной из главных сил фронта освобождения Латинской Америки? Почему люди, пережившие волны гражданских войн, интервенции, террора белых хунт, выбирают красное знамя, которое, по мнению якобы «умников» от политики, устарело и выцвело? Несколько уроков от латиноамериканских левых явно прочистят мозги от постмодернистских блоговых шумов, благодаря реальной и четкой практике, которой наши левые зачастую избегают, замыкаясь в скорплупке метафизически окаменевших идей и блеска прошлого. Если хотите, эти латиноамериканские семинары – необходимый этап, который коммунисту следует пройти для получения аттестата революционной зрелости.

Урок первый: революцию не ограничить годом.

Революционеры – и практики, и теоретики – в определенной степени идеалисты. Вера, даже если она основана на твердом научном знании предмета, является важнейшим мотором их душ. Оборотная сторона энтузиазма – непреодолимое стремление придать конкретным боям местного значения вселенский масштаб и значение. Проходят годы, десятилетия, а революционеры и их потомки продолжают совершенно искренне считать, что именно их революция – это вершина, эталон. К воззрениям, что у каждой страны свой революционный путь развития, который делать по слепкам, присланным из-за границы, – значит, загубить все дело, они относятся с недоверием.

1917 год, как одна из вех социалистического преобразования мира, - первая серьезная (если не считать подвига Парижской коммуны длиной в один месяц) попытка создать общество социальной справедливости вопреки кровавому молоху классовой войны. И на протяжении ХХ века многими латиноамериканскими коммунистами считалось, что СССР остается образцом для конструирования и установления нового общества. Но политическая практика и близость к массам дала стимул пылким юношам выйти из-за предела влюбленности в далекую страну Советов и строить страну Советов здесь и сейчас, исходя из конкретных потребностей региона.

Урок для наших, вечно и безопасно ностальгирующих на клочки прошлого советистов такой: поменьше вспоминать, побольше помнить, например, афоризм Ленина: «Критика составляет долг революционера». А критика – это, прежде всего, действие не во имя воли к власти, а во имя народа и конкретного человека. Сюда голую ностальгию никак не пристроишь.

Урок второй: с кем на квадратном километре садиться.

Левые в Латинской Америке активно участвуют в успешных блоках с социал-демократами и национальными либералами и имеют вполне реальный результат: на сегодняшний день на путь радикальных социальных преобразований уже встали Венесуэла, Никарагуа, Боливия, Эквадор, на путь отмежевания от стафилококка – экономики США и обретения действенной независимости – Аргентина, Бразилия, Уругвай, Чили, где к власти тоже пришла коалиция, где коммунисты занимают место главного инициатора.

Так, например, тот же сальвадорский ФНОФМ (Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти) образовался из пяти организаций, из которых коммунистической официально была только одна - Сальвадорская Коммунистическая Партия (PCS). Как мы видим, с момента создания первой социалистической республики региона – Кубы – прошло 50 лет, а идеи социализма не исчезли, а стали социальной практикой, и, по сути, единственной альтернативой сегодняшнему неоколониализму США. И открытость большинства левых региона к сотрудничеству стала одной из основных причин этому.

Объединение на основе общей борьбы (а что может быть прекрасней, чем борьба за независимость своей страны и за улучшение жизни ее граждан?) делает партии более нужными и полезными не только друг другу, но и стране. Ибо ни одна, даже самая искусная идеологическая конструкция не будет стоить ничего, если она не будет обеспечена практической реализацией. А реализация – путь борьбы, союзов и блоков.

Урок третий: если коммунист не идет к монсеньору…

…то монсеньор придет к коммунисту. И никак иначе. Современные коммунисты (что косяка таить?) активно заигрывают с церковью, пишут статьи, в которых с марксистских терминов странно стекает елей. Современная РПЦ, представляющая собой, в том числе и ЗАО, никогда не будет поддерживать серьезно и официально коммунистов, а тем более их идеи изменения политической реальности. Вот с антикоммунистами блокироваться, с беззубыми, но очень крикливыми монархистами, это РПЦ может. Или властям помогать рисовать буколическое картины «про Россию, которую мы потеряли», да про кровавых богобоцев-большевиков, лишивших страну нравственности. Какой смысл метать перед сановниками в сане бисер, для меня представляется загадкой.

Вот, в Латинской Америке с этим дело обстоит совершенно иначе: священники не просто сочувствуют коммунистам, они их открыто и тайно (в зависимости от уровня накала классовой войны) поддерживают: «Священники для Латинской Америки» (Колумбия), «Священники для «третьего мира» (Аргентина), «Христиане за социализм» (Чили), «Национальная независимая организация священников» (Перу), «Священники для народа» (Мексика) – вот лишь неполный список организаций - союзников коммунистов в их борьбе.

Конечно, не все священники поступают так. Хотя бы то, что церковь – активный землевладелец в регионе, мешает развитию процесса «социализации» в церкви. Как говорил герой романа Льва Никулина «Мертвая зыбь»: «Бытие определяет сознание. Только у меня раньше между бытием и сознанием имение было…» Тем не менее, процесс этот идет.

Серхио Мендес Арсео (епископ Мексики), автор «Теологии освобождения» (1986) говорил прямо и исчерпывающе: «Быть антикоммунистом – значит, быть антихристианином». С ним был бы солидарен и Оскар Ромеро и-Гальдамес, расстрелянный боевиками из «эскадронов смерти» во время богослужения в 1980: «Зачастую те, кто называет себя серьезными врагами коммунизма, не хотят сконцентрировать свое внимание на пороках капитализма, приведшую, в частности, наш народ к стольким жертвам».

Эрнесто Кардиналь, который был исключен из ордена иезуитов за отказ выйти из революционного правительства Никарагуа, писал: «Истинный революционер – всегда против насилия, он пацифист, он любит жизнь, а не смерть… но насилие совершенно оправдано, потому что это право на сопротивление, всегда признаваемое церковью за народами». Марксизм он именовал не иначе, как «плод Евангелия». Камилло Торрес – колумбийский священник, убитый в 1966 году в бою с правительственными войсками также определял свою позицию к коммунистам честно: «Я… не могу быть антикоммунистом, ни как колумбиец, ни как христианин, ни как священник».

В итоге, огромная масса священников стали союзниками коммунистов в борьбе за жизнь и свободу своих народов. Не случайно Шарль Антуан, внимательно изучавший в 50-60-х годах парадигму развития взаимоотношения между священниками и левым движением в Латинской Америке так охарактеризовал отношение целого слоя священников к проамериканским режимам: «Если бы Иисус пересек границу, он был бы арестован», а «…Библия стала подрывной книгой, и в этом своем качестве, она на равных конкурирует с революционными книгами».

Коммунисты не заигрывают со священниками, они честно сражаются за лучший мир, и эта честность неизбежно привлекает честных людей, в том числе и в рясах. Весьма неплохой пример для диванных мечтателей о «союзе веры народной и марксизма».

Глеб Таргонский

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Партизанские будни
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.

26.12.2019 Сергей Беляк
Интервью. Ленинград-Петербург никогда не был центром преступного мира страны. Оставьте эту сомнительную славу Москве или тому же Иркутску, где существовало в те годы гораздо больше различных преступных группировок и совершалось в разы больше тяжких преступлений, связанных с ними. А Питер можно было сравнить по этим показателям с Рязанью или Новосибирском.

25.12.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Северное пространство России от Кольского полуострова до Чукотки веками представляло собой арену борьбы за ресурсы и коммуникации. Нет ни малейших оснований предполагать, что в ближайшем будущем противостояние с соседями на западе и востоке прекратится.