АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 22 июля 2024 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Подождём «Высочайшего акта»
2023-10-14 Сергей Петров
Подождём «Высочайшего акта»

"АПН Северо-Запад" публикует главу из новой книги писателя и историка Сергея Петрова "Донская утопия" (ранее мы знакомили читателей с отрывками из его работ про Михаила Бакунина и про Антоновское восстание), повествующая о революционных событиях на Дону в 1917 году. В центре повествования - войсковой старшина Николай Голубов. Не принадлежащий ни к одной социалистической партии, он пробуждает революционный дух донцов и делает всё, чтобы они шли "рука об руку с пролетариатом" в направлении вольной автономии. Противостоит ему Товарищ Войскового атамана Митрофан Богаевский, тоже​ декларирующий самобытность и независимость казачества, но замешано всё это на буржуазном либерализме с одной стороны и методах антисоветского террора - с другой. Здесь мы встретим и более известных персонажей: В.А. Антонова-Овсеенко, А.М. Каледина, Ф.Г. Подтёлкова, С.И. Сырцова и других. Каждый сыграл в тех событиях свою роковую роль.

Глава 1. Подождём «Высочайшего акта»

Когда поезд тронулся, когда попятился вокзал и хитро улыбающийся есаул Голубов стал превращаться в маленького «солдатика», в дверь купе постучали.
Зашел невысокого роста казак, поставил на столик стакан с дымящимся чаем и блюдце, на котором громоздились неровные, крупные куски сахара.

– Благодарю, – устало выдавил из себя Атаман.
Всё громче и громче стучали колеса. За окном, мелькая заснеженными балками, проносилась степь. Атаман вглядывался в нее жадно, зная, что не увидит её больше никогда, он, последний Наказной атаман Области Войска Донского, граф Михаил Николаевич Граббе.

Так заканчивалось 9 марта 1917 года, последний из девяти дней, перевернувших весь Новочеркасск с ног на голову. Девять дней хаоса, девять дней напрасных надежд, хотя уже в первый было ясно: для него здесь кончено всё.

…1 марта на стол легла злополучная телеграмма от депутата Государственной думы Н.В. Некрасова.


Из текста её следовало, что в Петрограде совершен переворот, и власть отныне находится в руках какого-то Временного комитета.
Это казалось немыслимым. Неужели, розыгрыш? Не похоже на розыгрыш.

Он немедленно вызвал полицмейстера и начальника Жандармского управления. Полицмейстер, во время всей аудиенции безмолвствовал точно бездна, у него и фамилия была Молчанов, а главный жандарм Домбровский, почесав мясистый затылок, спокойно резюмировал:
- Ситуация в городе контролируется. Я предлагаю никому не говорить о телеграмме и ждать новых данных из столицы.
Эти слова внесли в душу графа некоторое успокоение.
И правда, подумалось, какой еще переворот? Какие еще депутаты, какой комитет? Неужели верные государю силы не наведут в столице порядок?

Граф перекрестился и велел подать к подъезду Атаманского дворца машину. Спустя несколько минут они и весь цвет Донской столицы стояли в Войсковом монастыре, где служили панихиду по императору Александру II. Тому самому императору, который сказал в своё время: «Лучше начать сверху, чем начнут снизу». И на следующий день - началось.

Новочеркасск вскипел. Достоянием общественности стала новая телеграмма, адресованная железнодорожникам депутатом А.А. Бубликовым, подписанная председателем Государственной думы М.В. Родзянко:

«По поручению Комитета Государственной думы я сего числа занял Министерство путей сообщения и объявляю следующий приказ председателя Государственной думы: «Железнодорожники! Старая власть, создавшая разруху всех отраслей государственного управления, оказалась бессильной …»

Далее речь шла о том, что все работники железных дорог должны любить Родину и работать с «удвоенной, беззаветной энергией». Однако про «любовь» и «энергию», никто, видимо, слушать уже не хотел.

Зашумели митинги рабочих. Зашумели бараки пехотных частей на окраине Новочеркасска – Хутунке, шестнадцать тысяч штыков, шутка ли. Лишь 18-я и 38-я казачьи сотни и запасной артиллерийский батальон сохраняли спокойствие. По крайней мере, так докладывал графу главный жандарм Домбровский.

Днем, 2 марта, в Атаманский дворец заявился городской голова Дронов. За ним мягко ступали по коврам присяжные поверенные Петровский и Карякин:
– Неужели вам не понятен смысл этих телеграмм, Атаман?
«Непонятен! – хотелось крикнуть Граббе. – Я отказываюсь их понимать!»
Но он удержался.
– Никаких объяснений толпе. Подождем «Высочайшего акта» …
Граф повторил это несколько раз, как мантру.
Визитеры ушли, ухмыляясь.

А вечером они уже заявились в городскую думу, где произошел обмен мнений «по текущему моменту» с прочими городскими законодателями и представителями буржуазии. Ближе к полуночи все переместились в помещение Новочеркасского военно-промышленного комитета.
На совещании постановили: чтобы не допустить «революционного угара» и вырвать инициативу из рук «черни», необходимо создать новый орган власти. После недолгих прений учредили Донской исполнительный комитет. Его возглавил Петровский. Андрей Иванович. Тот ещё, поговаривали, прощелыга: адвокат, литератор, с самим Чеховым был не на «ты».

Чуть за полночь двери главной залы Военно-промышленного комитета распахнулись, и собравшиеся увидели группу казачьих офицеров во главе с бравым есаулом Голубовым, немного навеселе.
– Казаки и офицеры – за революцию! – торжественно провозгласил он.
Сказанное вызвало шквал аплодисментов:
– Браво, Николай Матвеевич! Ура, есаул!

Голубова знали в Новочеркасске все. Крепко сбитый казачок, аккуратные усики, из дворян, он отличился своей лихостью еще в Русско-японскую войну. Потом была война с турками на Балканах, за ней – Первая мировая. В Новочеркасске он очутился по ранению: отчаянный батареец не имел обыкновения прятаться за орудия и всё делал «в полный рост».
Появление казаков побудило совещание к более решительным действиям. Господа революционеры решили немедленно выдвинуться к Граббе и заняться дележом власти.
3 марта, в час ночи, делегация, возглавляемая Петровским, в очередной раз прибыла в Атаманский дворец.

Граббе не спал.
Адвокат-литератор выдвинул главное требование с порога:
– Почта и телеграф должны перейти под наш контроль! Под контроль Донского исполнительного комитета!
Атаман отрицательно покачал головой.
– Господа, ваши требования незаконны.
Петровский мрачно произнес, что сама история толкает их на то, чтобы перейти от требований к действиям.
– Подождем «Высочайшего акта», – промямлил Граббе.

Кому были обращены эти слова? Их не услышали ни члены Донского исполкома, которые спешно удалялись, ни сам Атаман.
Напрасно вокруг него скакал жеребцом Домбровский, напрасно требовал принять меры.
– Чего мы ждем, господин Атаман?
– Ждем «Высочайшего акта»…

3 марта он будто бы подошел к краю внутренней пропасти, сделал шаг вперед, и началось долгое, бесконечное падение.
Граф не замечал ни реющих на улицах красных знамен, ни толп рабочих и студентов. Газеты читать отказывался.
Домбровский заходил каждый день, чуть ли не каждые полчаса заходил и рассказывал о развитии ситуации. Граф сидел за своим столом, вперив пустой взгляд в окно, истукан истуканом, за окном сыпала пороша.
Домбровский метался по кабинету, заламывая руки.
Он рапортовал, что Комитет повсюду рассылает директивы, называя себя властью на Дону. Он сообщал, что состоялось гарнизонное собрание офицеров и Голубов вместе со своим приятелем, поручиком Арнаутовым, превратили его в форменное безобразие. Офицеры заговорили о политике. Голубов рассуждал об отмене отдания чести вне строя, о создании казачьих и солдатских комитетов и прочем «углублении революции».

Граббе задумчиво молчал.
Домбровский докладывал: в Новочеркасске появился еще один орган власти – Совет рабочих депутатов, Голубов там – частый гость. При Донском исполнительном комитете создан Военный отдел. В нем председательствует воспитатель Донского приготовительного пансиона есаул Секретов, но фактически всем заправляет всё тот же Голубов. Если прямо сейчас не предпринять решительных действий, не только Новочеркасск – весь Дон охватит анархия.
– Ждем «Высочайшего акта» …
В сотый раз повторенная мантра сбила Домбровского с ног. Он обессиленно рухнул на стул.
– Я еще вчера вам хотел сказать, господин Атаман, но…
Жандарм поднял на графа красные от бессонных ночей глаза.
– …Второго марта государь-император отрекся от престола в пользу брата Михаила. Третьего марта отказался от претензий на трон и сам Михаил. Граббе очнулся.
– А сегодня какое число?
– Шестое…
Падение прекратилось. Всё стало яснее ясного. Он – дождался.

В ночь на 8 марта Граббе был арестован. Перед арестом граф подписал приказ о назначении Волошинова временно исполняющим обязанности Наказного атамана.
9 марта Петровский и Голубов отвезли Граббе в Ростов, в распоряжение великого князя Николая Николаевича, который в тот же день отправлялся в Ставку.
…Степь постепенно погружалась во мрак.
Граф опустил в стакан кусок сахара, маленький белый камень легко коснулся дна, и кверху пошли пузырьки.
«Я утонул, – разочарованно признался себе граф, – и даже пузырей после себя не оставил».

Сергей Петров

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Литература
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
9.7.2024 Юрий Нерсесов
Правильные выборы. КПРФ и «Справедливая Россия» абсолютно лояльны режиму, однако на плюшки от него могут рассчитывать только сами Зюганов с Мироновым и очень узким кругом приближённых. Настолько узким, что даже мироновской племяннице не дали пойти на выборы губернатора Санкт-Петербурга.

21.6.2024 Андрей Дмитриев
Знамя сонгун. КНДР преследует сейчас две цели. Первая - это, как всегда, выживание при наличии ограниченного количества ресурсов. А вторая - это развитие, и её они будут ещё более успешно достигать с помощью России.

12.6.2024 Юрий Нерсесов
Властители дум. Будущее России от философа-самоучки Александра Дугина - марионеточная отсталая монархия, которая раздаёт более развитым соседям земли и скважины, а русских держит в качестве бессловесной рабочей скотины.

6.6.2024 Анатолий Кантор
Дефективный менеджмент. Именно на совести дуэта Денис Мантуров - Сергей Чемезов лежат проблемы с дронами у российских военных, которые с начла конфликта решали волонтёры, собирая средства у населения страны. В то время как богатейший российский министр и его деловой партнёр не испытывали особой нужды.

5.6.2024 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Россия должна не стыдиться завоевательных походов наших великих предков, а гордиться ими. К сожалению, пока всё наоборот и даже 200-летия вступления русских войск в Париж и Рим власти проигнорировали.

27.5.2024 Юрий Нерсесов
Занимательная конспирология. В случае отказа действовать в интересах протекторов любой камуфляж, типа болтовни про свободу бизнеса или права человека, спускается в толчок словно использованная туалетная бумага. Точно так же, как и законы, исполнения которых требует само «мировое сообщество».

11.5.2024 Юрий Нерсесов
Пропагандоны. На таких успешных людей, как Соловьев, Киселёв и Пушков и следует ориентироваться истинным мастерам патриотических фейков. И на столь же успешных градоначальников, типа Козупицы-старшего и пересиживающего войну в арабских оазисах Козупицы-младшего. На кого ещё-то? Не на тех же, кто гибнет в окопах и получает похоронки в затопленных домах?

11.5.2024 Александр Чанцев
Литература. Пусть эта книга останется таким небольшим документом той эпохи – с отзвуком зарисовок свободы 90-х, странной межеумочности нулевых, с некоторыми ее констатациями тенденций и прогнозов, которые сбылись ли, не сбылись, но тоже тем самым говорят о тех и нынешних временах. В конце концов, в теме красоты у Юкио Мисимы и Эдуарда Лимонова ничего не изменилось, слава ками и они.

2.5.2024 Юрий Нерсесов
Россия и Европа. Считается, что Швеция поставляет оружие Украине и вступила в блок НАТО из-за страха перед Россией. Вдруг русские солдаты, взяв Киев, решат пойти на Стокгольм? Например, для того чтобы отобрать домик Карлсона, который живёт на крыше, и виллу «Курица» у Пеппи Длинныйчулок.

22.4.2024 Юрий Нерсесов
Акулы пера. Защитники нелегальной миграции, этнический криминал и суровые бородатые террористы просто обязаны обратить внимание на столь ценный ресурс. Если, конечно, уже не обратили.