АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 23 марта 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Сталинские премии за разгром
2017-12-11 Юрий Нерсесов
Сталинские премии за разгром
В разгар Великой Отечественной войны в советский кинопрокат вышел исторический боевик о победе врагов народа

Советские исторические ленты эпохи Иосифа Сталина на первый взгляд кажутся снятыми по одному сценарию. Правители (Александр Невский, Иван Грозный, Пётр Первый) или полководцы (Суворов, Кутузов, Ушаков, Минин с Пожарским) при поддержке простого народа побеждают иноземных захватчиков и доморощенных предателей.

Однако 75 лет назад на экраны вышла первая серия фильма Михаила Чиаурели о сокрушительном поражении главного героя - грузинского военачальника Георгия Саакадзе. Это единственная советская картина, которая получила две сталинских премии, и где печальный конец предписан вождём лично. Ознакомившись с двумя вариантами сценария, главный кинозритель СССР писал, что победный финал «не соответствует исторической действительности... Грузия времен Саакадзе ещё не успела созреть для такой политики, то есть для её объединения в одно государство путем утверждения царского абсолютизма и ликвидации власти князей. Причина ясна: князья и феодализм оказались более сильными, а царь и дворянство — более слабыми, чем предполагал Саакадзе».

Всё правильно, но для чего делать главным героем именно неудачника? Зачем устраивать премьеру картины о нём 14 ноября 1942 года, когда положение на фронтах и так не радовало? Что мешало заказать съёмки историй победоносных царей Грузии, вроде Давида Строителя или его внучки Тамары?

Сомнительна и сама фигура моурави (царского наместника) Саакадзе, который то сражался против поработителей Грузии — турок и персов, то воевал на их стороне. В итоге турки, подозревая ненадёжного вассала в очередной попытке перебежать к персам, его и прикончили. Кем он был на самом деле: вынужденным использовать внешние силы патриотом, как считали Сталин и автор сценария фильма Анна Антоновская? Или беспринципным авантюристом, не брезговавшим прямым предательством? Точного ответа нет до сих пор.

В шеститомной исторической эпопее Антоновской «Великий Моурави», попытка опереться на турок и персов оправдывается. Грузия мала и слаба, Россия далеко, поневоле приходится играть на стороне одного из врагов против другого. Сталин внимательнейшим образом прочёл роман, исписал поля десятками комментариев и согласился. В замечаниях к сценарию Антоновской он указал «Саакадзе чувствовал эту внутреннюю слабость Грузии и вознамерился перекрыть её привлечением к делу внешней (иностранной) силы», а на встрече с грузинскими историками отметил: «Принцип приемлемости или неприемлемости обращения к внешней силе определяет цель. Если оно служит прогрессивной цели, приемлемо, и наоборот».

Но парадокс: в романе «Великий Моурави» эта мысль одна из основных, сам Сталин её вроде бы разделяет, а в фильме мы видим совершенно противоположное. Эпизоды с переходом Саакадзе на службу к туркам и бунтом при их поддержке против законного царя Теймураза там отсутствуют вообще. Его же попытка использовать против князей персидскую армию завершается жестоким унижением. Главный враг Саакадзе - Шадиман Бараташвили - предъявляет ему охранную грамоту персидского шаха Аббаса, и моурави бежит от ворот неприятельского замка как побитый пёс. Да, потом он громит персидскую армию, не пожалев даже сына, которого державший его в заложниках Аббас казнит, а голову отсылает отцу. Только торжество недолговечно. Церковь уже прокляла моурави как предателя, смущённый народ безмолвствует, и князья наносят смертельный удар в спину.

Противостояние Саакадзе (в исполнении Акакия Хоравы) и Бараташвили, которого блестяще сыграл Серго Закариадзе, — самая интересная линия картины. Пожалуй, нет другого фильма сталинской эпохи, где злодей настолько превосходил бы главного положительного персонажа. Закариадзе, без сомнения, великий актёр. Почти невозможно поверить, что Шадимана сыграл человек, покоривший сердца сотен миллионов зрителей в «Отце солдата». Однако и роль ему досталась, о которой можно только мечтать. Бараташвили подл, жесток, высокомерен, рожа у него отвратная — но насколько этот мерзавец умнее своего врага! Он дважды громит Саакадзе, застигнув его врасплох. Манипулирует окружающими, переманивая на свою сторону даже родственников противника. Ну а сцена с шахской грамотой, которую Шадиман не вручает лично, а посылает через холопа, не переставая выпивать и закусывать, вообще троллинг высочайшего уровня.

Герой Хоравы, напротив, благороден и отважен, но часто просто глуп. С соратниками общается исключительно пафосными лозунгами. Проморгав внезапное нападение Бараташвили в начале ленты, торжественно наступает на те же грабли в конце (Разведка? Охранение? Нет не слышали!) И самое главное: заговорщиков под носом не замечает, отчего и гибнет.

Что должны подумать уходящие из кинозала зрители? Правильно: насколько был мудр товарищ Сталин, который успел придавить перед войной троцких с тухачевскими! Не передавил бы — маршировали бы немцы по Москве и Ленинграду ещё в сорок первом!

Подтолкнуть сограждан к этой мысли важнейшая, но не единственная задача киношников. Другой посыл адресован жителям Кавказа, к которому как раз приблизилась линия фронта. В начале первой серии русский посол обещает грузинскому царю Луарсабу военную помощь, если тот выдаст сестру за московского государя, но брак расстраивается. Персидский шах Аббас забирает царевну, но от разорения страну её жертва не спасает. Намёк понятен: если Грузия отвернётся от России, ей конец.

Третья идея заметна, если внимательно пересмотреть вышедшего ранее «Александра Невского» Сергея Эйзенштейна. Наряду с князем творцом победы там является народ. Тысячи жителей Новгорода, вопреки проискам бояр и агентов крестоносцев, вооружаются под песню «Вставайте, люди русские!» Они же ставят Александра во главе войска и воюют не только мечами, но и головой. Надев плащ и шлем тевтонского рыцаря, Вася Буслаев атакует врагов сзади и помогает проломить их строй. Дедушка-оружейник (у которого «коротка кольчужка») выдал байку, как заяц лису в ловушку заманил да застрявшую невинности лишил, и натолкнул князя на победный план сражения. Даже одна из девушек вышла на бой рядом с Буслаевым и тем покорила васино сердце.

В «Георгии Саакадзе» — наоборот. Ладно, женщины там беспомощны, но и с мужиками не всё в порядке. Призвал их моурави воевать — пошли. Выступили против князья с церковниками — многие встали на их сторону. А самим подумать, не говоря о том, чтобы лидеру дельный совет дать? Скажем, собрать бараташвилевскую братву на пирушку да перерезать…

Интересно сравнить работу Чиаурели с вышедшим вскоре после смерти Сталина советско-албанским фильмом Сергея Юткевича «Великий воин Албании Скандербег». В нём события также происходят в маленькой стране, отражающей нашествие турок, правителя Албании, тоже Георгия, но по фамилии Кастриоти и по прозвищу Скандербег, играет тот же Хорава, среди его партнёров - земляки из грузинской дилогии (Серго Закариадзе хорош в роли циничного и скептичного греческого историка Лаоникуса). Тем не менее, картина, снятая по всем канонам сталинского кино, получилась совсем иной. И по внешним признакам (короче, динамичнее, не перегружена песенно-танцевальными вставками, до сих пор восхищает яркими красками трофейной немецкой киноплёнки), и в сути раскрываемых образов.

Первое отличие — представители Запада. В «Георгии Саакадзе» европейские послы — безобидные клоуны. В советско-албанской картине дож Венеции в крышесносящем исполнении Александра Вертинского появляется на неполные три минуты, а его подручные на пять, и в них умещаются все происки мирового империализма. (Всё логично: союз с Великобританией и США развалился, в самом разгаре «Холодная война»).

Совсем по-иному выглядят и албанские борцы с захватчиками. Их лидер не только красив и отважен. Он ещё и умён, грамотно подбирает команду, и понимает важность пропаганды. На последних минутах действия к уже старому и больному правителю Албании приходит слепой музыкант. Скандербег предлагает ему коснуться себя, но подсовывает здоровенного молодого стражника. Музыкант трогает и уходит, уверившись, что государь — могучий богатырь, который перескакивает на коне пропасти и рассекает мечом скалы. Так до конца своих дней петь и будет, а за ним другие.

Коварную Венецию Кастриоти использует с выгодой для себя, вынуждая поставлять оружие и отбирая ранее захваченный венецианцами важный порт Шкодер. Знает он толк и в интригах, бывая жесток даже к своим. Чтобы помирить два враждующих рода, он женит их детей, разлучая прелестную девушку с любимым. И та соглашается — долг княжеской дочери. (Оцените: коммунистическое кино воспело династический брак по расчёту. Тогда как монархисты рыдают по Николаю II, который, презрев государственные интересы и волю родителей, женился по любви на особе, не сумевшей родить здорового наследника престола, но изрядно приблизившей революцию).

Прекрасная половина человечества в фильме про албанского Георгия — не стая жалобно квохчущих куриц, как в экранной истории его грузинского тёзки. Пожертвовавшая семейным счастьем княжна становится воином и в последнем сражении гибнет на руках уже поседевшего бывшего жениха. Жена Скандербега мирит его соратников и заботится об урожае, заодно присматривая за здоровьем и безопасностью мужа — заставляет лекарства вовремя принимать, а чтобы венецианский лекарь отраву не подсыпал, велит ему самому микстуру глотать… Неудивительно, что вождь Албании умер непобеждённым.

Символично, что в том же 1942-м на театральных сценах, а год спустя и на экране появилась пьеса Александра Корнейчука «Фронт». Основной антигерой пьесы — командующий фронтом Горлов, как и Саакадзе, храбрый и честный человек, но безумно заносчив и безнадёжно туп. Результат закономерен — почти проваленная операция и тысячи погибших, включая собственного сына. Ситуацию спасает талантливый командарм Огнев, превративший выход своей армии из окружения в разгром немцев. В Кремле делают выводы, и Огнев сменяет бездарного комфронта.

Ну а два года спустя театральное действие стало реальностью. Командующий 3-им Украинским фронтом Фёдор Толбухин и командир конно-механизированной группы фронта Исса Плиев использовали очень похожий маневр в Дебреценской операции. Возможно видели пьесу и вдохновились… Интересно, на что могут вдохновить современные историко-патриотические шедевры?

Юрий Нерсесов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Общество зрелищ
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
20.3.2019 Юрий Нерсесов
Наследие предков. Современная глобальная цивилизация безжалостна к традициям и воспитанные ею безродные космополиты сплошь и рядом не знают об истории собственного народа. То, что Александр Борода и Адольф Шаевич делают с «Книгой Эсфири», даже обрезанием не назовёшь – перед нами чистой воды кастрация! Не менее противная, чем издевательство над русскими былинами министра культуры России Владимира Мединского.

16.3.2019 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. «Падишах моего народа - чеченец. - Объявил в своём блоге бывший министр обороны масхадовской Ичкерии, а ныне депутат парламента кадыровской Чечни от «Единой России» Магомед Ханбиев. - Я с русскими никогда не разговариваю. Я русским никогда слово не говорю. Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом, ни с офицером. И я их не люблю даже сегодня. Я сын Ичкерии!» После некоторой паузы уважаемого Магомеда стали отмазывать в стиле незабвенного «Рафик ни в чём не виноват!»

8.3.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Безусловно, главной задачей Совершаевой на сегодня является успешное проведение губернаторских выборов. С чем, как уже очевидно, имеются большие проблемы. Усиление клана Ковальчуков и то, что Совершаеву называют теперь их «полномочным представителем» в Смольном, вызывает недовольство других групп влияния федерального уровня. Возможно, расклад сил изменится уже в ближайшее время.

3.3.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Так сам ли Быков пишет свои книги? Или за него литературные негры строчат, как за министра культуры России Владимира Мединского? Мне страшно даже думать про такую пакость, а потому предлагаю верить в лучшее. То есть в раздвоение Зильбертруда. Или в спорящих внутри его черепушки тараканов-мозгоедов.

22.2.2019 Олег Миронов
Apocalypse now. Сурков - автор неплохих декадентских стихов и даже Агата Кристи под его патронажем записала альбом. Любопытно, что там есть такие слова: «Наш хозяин - Денница». Денница — это Люцифер. Думаю, что он применял методы добиться откровения в попытках понять, прочувствовать «русское бессознательное». Там, в этом состоянии, в этих практиках, вполне вероятно, и встретился с тем самым «хозяином».

19.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. Толпа регулярно скандировала частушки с упоминанием слова «Беналла». Злые языки в СМИ намекают, что Александр Беналла – любовник президента Эммануэля Макрона. Сегодня он компрометирует его не меньше, чем когда-то Распутин компрометировал последнего русского царя...

4.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. То, что творилось в Париже в эту субботу, 2 февраля, на так называемом «Акт 12» (двенадцатая суббота протестов), - беспрецедентно. И это при том, что последние три субботы протестных акций происходили относительно спокойно по сравнению со столкновениями 5 января. Но всё по порядку.

24.1.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 75-летие полного снятия блокады – хороший повод вспомнить о тех, кто руководил в те годы жизнью города и его обороной. Речь пойдёт об одном из ближайших соратников главы Ленинграда Андрея Жданова – втором секретаре обкома партии, генерале Терентии Штыкове. Личность весьма примечательная, оставившая немалый след не только в отечественной, но и в мировой истории.

23.1.2019 Владислав Шурыгин
Социал-дарвинизм. Всячески поддерживая и одобряя (а как иначе!?) всё задумки «ОнВамнеДимона», я предлагаю назвать этот год работы в правительстве, годом Спасения и Сохранения электроэнергии (сокращённо СС). Медведеву присвоить звание почётного рейхсфюрера СС. А к названию страны Российская Федерация, если всё у них получится, добавить гордое Konzentrationslager…

21.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. С точки зрения левых тараканов Сёмина, Фридрих Энгельс на вопрос «Наш ли Шлезвиг-Гольштейн?» должен был ответить «Наш ли Крупп?», а затем разоблачить захватническую позицию прусского империализма. Он его и разоблачал, но строго по делу.