АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 25 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
С Лимоновым на Алтае. Часть 1
2016-04-06 Сергей Гребнев
С Лимоновым на Алтае. Часть 1

Часть 2 - тут

7 апреля 2001 года - 15 лет назад - лидер нацболов Эдуард Лимонов сотоварищи был арестован сотрудниками ФСБ на затерянной в алтайских горах пасеке. Его подозревали в попытке развязать партизанскую войну на севере Казахстана с целью отделения от этой страны населенных русскими территорий. Лимонову были предъявлены обвинения в незаконном приобретении и хранении оружия (ст. 222 УК РФ), попытке создать незаконные вооруженные формирования (ст. 208), терроризме (ст. 205) и призывах к свержению конституционного строя (ст. 280). Большинство из них рассыпались в суде, однако писателю и политику пришлось провести за решеткой более двух лет.

"АПН Северо-Запад" публикует написанную по горячим следам рукопись участника событий - одного из старейших петербургских нацболов Сергея Гребнева, также задержанного тогда на Алтае. В ближайшие месяцы в серии "ЖЗЛ. Биография продолжается" издательства "Молодая гвардия" выходит жизнеописание Лимонова авторства лидера петербургского отделения "Другой России" и редактора "АПН-СЗ" Андрея Дмитриева (литературный псевдоним - Андрей Балканский), из которого можно будет узнать и другие подробности как алтайской истории, так и прочих этапов насыщенной событиями судьбы Эдуарда Вениаминовича.

Мы шли по ледяной дороге, скованный морозом снег хрустел под ногами как куча битого стекла в хрустальную ночь. Тридцатиградусный мороз, с интересом поглядывая на нас из-за столетних деревьев, нервно подрагивал от каждого нашего шага. Низкое, не греющее солнце освещало долину. Далекие, но от прозрачного воздуха кажущиеся рядом горы грозно чернели с разложенными сверху яркими, кристально чистыми полосками снега.

Мы шли вдвоем, не торопясь, по укатанной нашим «батоном» дороге. Шли встречать ребят, которые уехали в село за мясом и мукой. Без них Эдуард решил не садиться обедать, но они опаздывали. Ему надоело слушать наше недовольное бурчание, что пора бы всё-таки пообедать, и он предложил прогуляться, из-за своей упёртости не меняя решения. Я пошел с ним. Мы молчали. Это часто бывало, когда мы оставались вдвоем. Мне всегда хотелось сказать ему о многом, а спросить - ещё больше, и поэтому я молчал. К тому же круг сузился. Из нескольких тысяч товарищей по партии нас было 13. И было в душе ощущение какого-то не осознанного до конца начала чего-то нового, важного и прорывного. Именно здесь, сейчас ощущалась и сосредоточилась главная материя действия. Выжимка из всех предыдущих лет существования партии.

Первым молчание нарушил Эдуард. Есть у него всё-таки, как говорила Маша Забродина, боязнь долгих пауз. - Смотри, мышка замерзла, - сообщил он, остановившись около бруствера. До этого смотревший в прекрасную, как наше будущее, даль, я опустил голову. На дороге лежал маленький трупик рыжей полёвки. Эдуард потрогал её носком ботинка. Мышка ещё не примерзла.

- Недавно умерла, может, несколько минут назад. Бежала куда-то, дела срочные были, а вот бац и замёрзла, - как бы для себя серьезно говорил Эдуард, рассматривая с неподдельным интересом мёртвую мышь. Мы покинули место маленькой трагедии. Через несколько шагов он оглянулся, как будто надеясь, что мышка оживёт и побежит дальше. Мы смотрели вокруг себя, с наслаждением впитывая живую картинку освещенной солнцем Алтайской долины.

Вот ведь Бахур, - неожиданно начал Эдуард. - Маленький, щуплый, туберкулёз, голова пробита, а какой железный стержень внутри! Прёт вперёд и прёт!

Я взглянул на него. Тоже небольшого роста, чёрные джинсы, камуфляжная телогрейка с меховым воротником, ушанка. От морозного воздуха его и так большие из-за очков глаза казались ещё больше. В линзах отражалась величественная алтайская природа. Я кивнул.

Эдуард остановился и, прикрыв от солнца рукой глаза, взглянул вдаль. - Не едут? Дорога бежала через склоны с одинокими елями по бокам, пересекая не замерзающую, бурную горную речку. - Нет, - констатировал я. Ничто не нарушало гулкую величественную тишину.

- А вот там, - показал рукой на более близкий склон Эдуард, - я видел как-то утром, как спускается с гор старый марал с огромными рогами. Медленно, с гордой осанкой. Мощнейший!

- А почему старый? - Коряво спросил я. - Видно было. Я почувствовал. Старый, но сильный. Эдуард восхищенно ухмыльнулся. Я явственно увидел отражение марала в линзах очков.

Когда Лимонов говорит что-то для себя важное, что точно цепляет его самого, его голос становится похожим на тихое рокотание, как будто кто-то перекатывает, не спеша, булыжники. Он улыбается и смотрит на тебя как бы со стороны, скосив глаза, как будто проверяет, пробует на тебе свои размышления.

- Ну что, пойдем обратно. - Пойдем. Мы развернулись и пошли на пасеку. На мышь Эдуард больше не взглянул. Как только мы зашли в лес, послышалось эхо урчания нашего «батона» с ребятами.

- О, а вон и пацаны! - Обрадовался Лимонов и весело зашагал к туре, где уже давно томился на печи огромный казан с тушеным маральим мясом.

Это был первый день моего нахождения на пасеке в 17 километрах от деревни Банное Алтайского края. Лимонов с товарищами уезжал на следующий день. Мы же с Димой Бахуром и нацболом из Новосибирска Колей Балуевым оставались зимовать. Я пахнул поездом. Пацаны были бородаты и пропитаны до костей тайгой и горами. Я был по-питерски бледен, они - закопченные солнцем. Мы сидели в туре при свете керосиновой лампы. Миски ещё дымились костями съеденного мяса. Мы пили обжигающе крепкий чай из алюминиевых кружек, ручки которых заботливо оклеил бечёвкой Миша.

Выпитая на 8 человек пол-литровая бутылка водки лишь пощекотала желудок. Я почувствовал себя участником какого-то идиотского ритуала: пол-литра на восьмерых! В городе я выпивал за раз один такое количество бодрящего напитка. Вообще-то их было две, но Эдуард утвердительно предложил оставить одну на завтра. Все нехотя промолчали.

Наевшиеся и наговорившиеся, но не напившиеся все разом замолчали. Слышно было только чавканье горячим чаем. Забавно было смотреть, как сидящие в ряд бородатые товарищи вслед за Эдуардом крутят ус. Вот сидит Шилин со спокойными серьезными глазами. Честный русский медведь. Рядом Серёга, незаметно улыбаясь чему-то своему. Даже Олег ухватился за свою редкую растительность. Он немного нервный. Он устал от Алтая и думает только о том, как уедет в город. Широко раскрытыми глазами вперил в никуда своё сквозящее безумие Коля.

Только я, он и Бахур, который развалился на кровати с видом довольного кота, были лицом бриты. У Акопяна начала разъезжаться в стороны его немного буратинная, 33-зубая улыбка, рвущая пополам густую армянскую щетину. Сейчас будет шутка, - догадался я, съевший с Акопяном не один десяток всеразличных колёс.

- Миша, Отто Браун! - Сверкнул зубами Акопян. Шутка, как я потом понял, действует безотказно. Миша засмеялся сразу, без промедлений. Так, как смеется громом первая весенняя гроза. Издалека раскатисто, всё ближе - и апогей! Тура зашаталась, задребезжали стёкла. Подхватили все, кроме Эдуарда, который только хмыкнул. Было видно, как он, словно чётки, перебирает бусинки окружающей среды, как нравится ему произносить мысленно слова: много мяса, ржущие товарищи, Алтай, горы, пасека, партия и партизанская база.

А Отто Браун - это посланник Германии в Китай от Коминтерна. Его фотография с совершенно идиотским лицом, в очках, смеющегося лошадиной пастью, вот так вот действовала на Мишу.

Ну всё, спать! - Прервал веселье Эдуард. Нам с Колей мест спальных не хватило, и мы пошли в другую туру. Я залез в спальный мешок и сладко, крепко уснул.

Сквозь сон я слышал, как в серой паутине утренних сумерек бормочет что-то под нос Коля, одевая на себя вату зимней одежды. Коля вышел из туры. Улыбнулся, потирая руки, вдохнул кристаллы морозного воздуха и огляделся. Солнце только чуть-чуть содрало над вершинами чёрную шкуру зимней ночи, показав мясо нового дня. Коля подошел к сараю, где ещё вечером присмотрел пустую канистру. Улыбка не сходила с румяного лица. Зрачки расширились в нетерпении. Подойдя к туре, где спали ребята, Коля вдохнул воздуха, чтоб не закрякать смехом. Тихонько только хихикнул. И, стуча рукой по канистре, пошёл вокруг по сугробам. Нарезав кругов пять, он открыл ногой дверь в туру, где проснувшиеся от грохота пацаны недовольно подняли головы.

- Эх вы! - С порога начал орать Коля. - Ни постов, ничего! Сейчас бы облил дом бензином, поджёг, засел бы метрах в десяти с «сайгой» и перестрелял бы всех, кто бы из избы выскакивал! Ни постов, ничего! Эх, говорил мне папа - не связывайся с непрофессионалами!

Все посмотрели на Эдуарда.

- Тоже мне, учитель нашелся, - проворчал Эдуард и перевернулся на другой бок. Стало понятно, что жить нам с Колей будет весело. Бахур сразу предложил для профилактики избить его, я согласился, но после отъезда Эдуарда он почему-то стал бережно относиться к Коле.

Когда мы начали рассказы о наркоте, Эдуард стал успокаивать Колю, увидев, как тот впадает в ступор, остекленело выпучив глаза в одну точку: - Коля, не обращайте внимания, они шутят!

Потом мы поняли, что это стабильное состояние колиного задумчивого сознания. И даже когда Лимонов узнал, что взятый водителем Коля в принципе не умеет водить машину, путая педали, отнесся он к этому спокойно. Берёг он его как-то. В отличие от Олега, водителя от Бога, который орал на Колю матом.

Сели обедать.

- О, у нас же водка есть! - Вспомнил Лимонов, когда расставили миски с тушеным мясом. - Хорошо, что вчера не всё выпили, и на сегодня хватило!

Кто-то один без восторга поддакнул. Но всё равно было хорошо. Когда перестал быть слышен кудахтающий мотор машины, увозящей товарищей, мы вернулись в туру обсуждать правила нашей новой жизни. Завтра начинался наш первый день зимнего дежурства на пасеке.

***

Мы вышли из бани. Четыре часа прожарки тела. Вышла не только хворь, но и благодаря неторопливому разговору с товарищами, потеющими рядом, улетучивается и гнусь из головы. Хрустящие и невесомые, в трусах и в майках, неторопливо вдохнули свежего воздуха. Залаял Ильдус, из леса на дорогу вышли две фигурки. Мы увидели друг друга и узнали. Они закричали от радости, что наконец доехали. Мы - от радости, что наконец дождались. Остальные застряли километрах в двух от пасеки. Увязла наша боевая тачанка в слякоти сырого снега.

Обнялись. Бегал вокруг, виляя хвостом Ильдус, вспоминая прежних хозяев. Акопян, пока не остыла баня, брезгливо оттолкнув собачий восторг, залез в парилку. Он стал последним, кто парился и мылся в этой бане. Успел.

Через пару часов, вытащив машину из объятий хлипкой слякоти, мы сидели в туре. Потрескивала дровами русская печь, питая жаром дно казана, доверху набитого огромными, с кулак, тефтелями из маральего мяса. Уже не скороговоркой бессмысленной первых минут встречи, а задорными шутками переговаривались мы, периодически похлопывая друг друга в плечо. За отодвинутым от стенки столом рассеянно, сказав главное, листал "Петра Первого" Алексея Толстого Эдуард, немного побледневший в городах за эти четыре месяца. А мы смеялись, рассказывая новости. Теперь мы поменялись местами. Они - с городским лоском, с рассказами о пьянках. Мы - бритые под горшок, лесные жители.

Разложили по мискам влажные, жирные и дымящиеся мясные тела тефтелей.

– Миша, у нас там где-то бутылка была? - Заулыбался Эдуард, покручивая ус. Достали стопки, мельхиор, оставленные нам Эдуардом и когда-то подаренные ему Тишиным.

- А что это за царапины? - Заметил исшкрябанное дно одной из стопок, как бы рассеянно, Лимонов. Я всегда побаивался вот этой рассеянности. Вот так вот рассеянно и как бы невзначай Эдуард может мимоходом отчитать так, не договаривая до конца, что запомнишь навсегда. Мы с Бахуром переглянулись и промолчали, улыбнувшись. Ох уж эта внимательность! Стопку мы использовали как наперсток, зашивая рабочие варежки или - как называл их Коля - верхонки. А я сшил себе трусы, ставя заплатки, из 25 разноцветных кусочков. И последний раз использовал стопку вместе с Серегой, на его день рождения, когда сшили вручную национал-большевистский флаг. И каждая царапина была оправдана. Разлили в стопки водку - и та самая случайно досталась Эдуарду.

Мы все светились, и водка нас не пьянила, она лишь подчеркивала настроение, ставя восклицательные знаки. Опять рокотал Эдуард, произнося простой, но сильный тост. Пафос был спрятан только в запятых. Мы понимали с полуслова. И здесь кривлялся только лишь один.

Сладко лежать в густой темноте, улыбаясь. Знать, что всё наконец-то расставлено по местам. Звёзды на алтайском добром небе вроде бы выстраиваются в нужную одобрительную, подмигивающую конструкцию. И водка борется с мыслями. И хочется и не хочется спать. А рядом товарищи, и если попытаться проткнуть взглядом густоту темноты, то можно увидеть такие же довольные рожи, как твоя…

- Миша, Отто Браун! - Это Бахур. Затряслась тура, ругнулся матом Эдуард. И слышно было, как раздвинулись его усы улыбкой.

***

- На вас у них ничего нет, - говорил нам полушепотом Эдуард. - Они приехали за мной и, наверное, Аксеновым.

Мы сидели, дрожа от холода, в старой бане. Руки наши ныли от затянутых до упора стальных наручников, обезвредивших нас за спиной. Слышались почти мирные переговоры и смех бойцов спецназа ФСБ, жгущих на улице для согрева костры, из дров, напиленных и разрубленных нами с Бахуром. Слышался лай нашего бедного ошалевшего Ильдуса и грубое рычание приезжих ротвейлеров. Мы помолчали, немного ошарашенные от предыдущего почти часового стояния в исподнем на снегу. Рассматривая друг друга, мы невольно улыбались. Видок наш был тот ещё. Разрешив одеться, нас по одному подталкивая прикладами, заводили в туру, где всё уже было перевернуто, обыскано и вывернуто наизнанку.

- Одевайся быстро, - приказывал стоящий посередине спецназовец и грозил автоматом. Поэтому кто что увидел - тот то и одел. Мне вот не досталось носков, а бахуровские штаны предательски выставляли на мороз мои икры. Дима же вольготно утопал в чем-то большом. Потом нас вели, закрутив руки за спины, надели наручники. Заводя в эту старую баню, по одному нас ставили на колени и с нецензурными наставлениями охаживали по головам кулаками.

- Бахура не бейте, у него голова пробита, - вступился за Диму Эдуард. Спецназовец, хоть и огрызнулся, но бить прекратил.

- Интересно, а почему Акопяна отдельно увели? - Спросил кто-то. - Прессуют, наверное, - пожали мы плечами и вопросительно посмотрели на Эдуарда. Эдуард посмотрел нам в глаза, хотел, кажется, что-то сказать, но промолчал и отвернулся в окно, за которым перетряхивали всё вверх дном в избушках пасеки ФСБ-шники, ища оружие, которое им обещал Акопян.

Сергей Гребнев

Продолжение следует

Вверху - иллюстрация из комикса художницы Ольги Лаврентьевой "Как построить свою Россию", посвященного алтайской эпопее.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Партизанские будни
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.