АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 28 февраля 2024 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Бедная империя!
2007-10-23 Владимир Тапиров
Бедная империя!

Ну вот, дорогой Александр Андреич Проханов, пожалуй, может спокойно завершить свой литературный путь. Достигнут уровень публициста «Русского Журнала» Арсения Пригожего по стилю, детективщицы Дарьи Донцовой – по сюжетной интриге, Сергея Лукьяненко с его «дозорами» - по глубине идейного замысла. Вышел новый роман. Называется «Пятая империя».

Реквием по мечте

Казалось бы, новый прохановский пудовый «кирпич», выпекаемый приблизительно по штуке в год-два, особого сюрприза не преподнесёт. Всё те же восторженные завывания с придыханием. Жаркие мистические откровения. Разоблачение тайных заговоров. Любовное обсасывание бытовых деталей. Страстные пафосные монологи главных героев с до боли родными, русскими или же, наоборот, «вражьими», очень неславянскими фамилиями. Привычная картинка, складываемая из литературного арсенала главного редактора газеты «Завтра».

Но в то же время есть коренное отличие. Прошлые произведения Проханова (вспомним «Господина Гексогена», «Политолога») не производили впечатление крайней оторванности, отвлечённости от реальности. Запутанная конспирология казалась если не правдоподобной, так хотя бы занимательной. Главный герой – славный парень, истинный русак – вызывал иногда неподдельное сочувствие. Мысли, чаяния, молитвы… внутренний мир прохановских литературных персонажей не казался таким уж вымороченным, фальшивым, натянутым. Их простые жизненные ценности можно было принять как свои. По крайней мере, мысль об этом казалась вполне допустимой. И всё потому, что живость в этих книжках его была. Некоторая.

О «Пятой империи» так не скажешь. Мертвечина - бескрайняя. Зацепиться не за что. Девяностые годы со всей их атрибутикой закончились бесповоротно. С ними - то живое, что было в прохановском имперском мечтательстве и в сердитых высокопарных статейках былой оппозиционной «Завтра». Русская идея, замусоленная «спасителями России» всех рангов и мастей, перешла, наконец, в цепкие лапки работников Кремля, лишённых патриотических сантиментов. Всё. Любой писк о возрождении «самодержавия, православия, народности» теперь нужно соотносить с этим фактом. Иначе сам факт заявит о себе. Не в пользу писка.

Проханов соответствующие оргвыводы сделал. И навсегда провёл водораздел между подлинным и шутовским в своей писательско-публицистической деятельности. Был он, по выражению покойного поэта Кормильцева, «последним советским джентльменом», а стал - трэш-деятелем на подпевке у идеологов нынешнего режима.

Имперский дозор

Казаки-разбойники, шпионы-разведчики, наши-фашисты… Детсадовское деление на «хорошее» и «плохое» в талмуде «Пятой империи» не то что глаз режет – оно разрезает его пополам. Вот эти - с не в меру одухотворёнными, будто с коллажей Ильи Глазунова сошедшими ликами – свет. А вот эти – темноволосые, крючконосые ехидные персонажи – тьма. Свет стремится возродить славянскую империю, пятую по счёту, а тьма этому усиленно мешает, козни строит. Иваны схлестнулись с абрамами за обладание матушкой-Русью. Плюшевое православное добро, собранное по сусекам российской националистической политклиники, versus вездесущие злокозненные «жиды», которые «всё захватили».

Главного по книжке «ивана» Александр Андреич наделил вышибающей слезу умиления фамилией Сарафанов (фамилия Кокошников была бы поядрёней, мне кажется). Род деятельности – олигарх. Единственный олигарх-нееврей, если верить роману (неуместная параллель с реально существующим бизнесмонстром Потаниным напрашивается – этого ли автор добивался?). Сарафанов собирает группу единомышленников с целью совершения в стране военного переворота и последующего провозглашения новой русской империи. В участниках имперского заговора можно узнать убитого собственной женой генерала Рохлина; напавшего на синагогу Копцева; полковника Квачкова, покушавшегося на жизнь Чубайса; главкоммунуста Зюганова, в представлении не нуждающемся. Семи пядей во лбу быть не надо, чтоб понять, что компашка эта абсолютно искусственна, и в реальности этих людей вместе не представишь. Ни десять лет назад, в ельцинские «космополитические» времена, ни, тем более, сейчас, в эпоху патриотической мимикрии.

В противовес имперскому плану действует сговор еврейских кругов. Не будем искать реальных прототипов литературных персонажей, представляющих «тёмный» полюс сил. В кучу свалены все непопулярные в простом народе персонажи. И механически объединены общей мессианской антиимперской идеей.

Задумка у автора крайне нехитра, как видите. На уровне фентэзийных книжек Толкиена или Сергея Лукьяненко. «Имперский дозор» схлестнулся с силами «жидоада» в битве за русскую цивилизацию…

Если в кране нет воды…

В романе присутствует и некоторая детективная интрижка. Как же, борьба имперцев с их врагами – дело смертельно опасное. Так и норовят перехитрить и нож в спину воткнуть. Разумеется, нашёлся самый коварный и хитрый «жид», втёршийся в доверие к Сарафанову. В конце романа вдруг выясняется, что его помощник, в безупречности происхождения которого сомнений не было, и есть главный виновник всех бед и неудач кавалеров «Имперского ордена». Если мерзавец и враг Руси – значит расово нечист. Так и оказалось.

В этой книге Александра Андреича «плохое» ограничено до неприличия узкими рамками. Нет ни намёка на социальные оттенки зла, на очевидный негатив, исходящий от порочной структуры нынешнего государства. Только «жиды». Альфа и омега всех бед России. С библейских времён этот народ шкодил. У египтян золото украл. Иисуса Христа распял. Землю ханаанскую алкал. Чужую, между прочим, землю. И так на протяжении всей истории этого злосчастного племени. И вот, новый план созрел у «нечистых». Проект «Ханаан-2». Он призван окончательно утвердить контроль богоизбранного народа над многострадальной матушкой-Русью и, соответственно, не допустить возрождения русской империи. В едином порыве взялись евреи претворять в жизнь их великую задумку. Беспощадную картинку нарисовал мастер.

Русская пастораль

Самые трогательные моменты в книге (наверное, только ради них и стоит читать новую книжку Проханова) – это внутренние откровения героев, бытовые зарисовки, смакование деталей пейзажа или блюд обеденнего стола. Традиционная стилистическая перенасыщенность, которой так славен автор «Пятой империи», здесь бьёт через край. К завязшему на зубах непременному «ломтю осетрины, отливающей перламутром», в новом романе Проханова добавляются многостраничные гимны и оды домашним соленьям и картошке. Отлично повышают аппетит эти сочные описания еды. А если мы попадаем в деревню или загородный монастырь (а церковь или монастырь - обязательный статист любой прохановской книжки), то в качестве архитектурного термина обнаружим слово «тулово». Очень прохановское слово.

А красота русских женщин! Какие смачные эпитеты можно повстречать. Вы можете страницу целую с диким восторгом совместно с автором романа лобызать маленькие стопы любовницы Сарафанова – Машеньки. Разумеется, красоты неземной, с кротким ангельским характером. Прям потрогать хочется.

Прохановский гиперреализм, обыкновенно угнетающий читателя, в «Пятой империи» кажется некой отдушиной. Тут эта словесная обильность выступает в роли жирной смазки, помогающей с меньшим скрежетом втягивать в здоровые мозги незамысловатую идейную конструкцию романа. Заодно можно пополнить лексикон авторскими словечками мэтра. С паршивой овцы хоть шерсти клок.

Ничего нет

Что остаётся в сухом остатке? Содержательная пустота, прикрытая пышной сдобой завитушек-рюшек прохановского словообилия. Ярлыком это предложение наклеить на сей фолиант. Вместо предисловия и рецензии. И баста.

А книга могла ведь получиться повеселей. По-своему замечательной могла бы быть. Только лишь немного изменить концовку. Чтоб вмиг рассеять призраки «пятой империи» и «еврейского заговора». Простой способ, спасибо за него Владимиру Сорокину. Взять, и в последних строках громыхнуть забойной гей-оргией с элементами копрофагии. Под аккомпанемент балалаек, цимбалов и лёгкого непринуждённого смеха обнимающихся иванов-абрамов, который не оставил бы и следа от конспирологической мути «Пятой Империи».

P.S.

Саму книжку автор этой статейки потерял, будучи в сильно нетрезвом состоянии. Оставил в одном из петербургских садиков, на травке которого «Пятая Империя» была использована в роли подстилки для «пятой точки». И, уползая домой после полуночного «пикника», не захватил с собой заветный томик Александра Андреича. Нормальный человек на себя бы попенял, но, вооружившись нехитрой историософией Проханова, я наутро с похмелья рассудил иначе: «жиды» в очередной раз споили русский народ (в моём лице) и подло похитили мой экземпляр скрижалей «Пятой Империи».

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Акулы пера
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
14.2.2024 Юрий Нерсесов
Игры патриотов. Прилепин бодро повторяет слухи, предлагая восхититься проницательностью наших штирлицев. На самом деле налицо либо ошибка, либо намеренная дезинформация вражеских спецслужб, и в любом случае она оказалось роковой. Советские войска на радость Картеру с Бжезинским вошли в Афганистан, начав операцию с убийства призвавшего их Амина.

12.2.2024 Дмитрий Селезнев
Интервью. Дмитрий Селезнев - военкор, с первых дней работающий на СВО. Недавно у него вышла книга «Беспокоящий огонь», где собраны впечатления и размышления о текущих боевых действиях. Интервью о принципах проекта WarGonzo, где он работает, эмоциях и амбициях Пригожина и Стрелкова, а также о комбайне войны и пределе устойчивости неприятеля.

11.2.2024 Иван Сидельников
Общество зрелищ. Как связаны созданная 90 лет назад студия «Леннаучфильм» с актуальным интервью Владимира Путина Такеру Карлсону? Она могла бы помочь президенту России нагляднее изложить свою позицию в интервью самому популярному телеведущему США. Однако существовавший в блокаду «Леннаучфильм» был ликвидирован в 2015 году из-за отсутствия финансирования.

9.2.2024 Юрий Нерсесов
Путин и Запад. Беседу с американским телеведущим Такером Карлсоном Владимир Путин начал с продолжительной лекции по истории. Как и ожидалось, она оказалась альтернативной.

2.2.2024 Вадим Левенталь
Литература. В новогоднюю ночь нового 1931 года коммунисты вывесили на высоченной арке, вровень с крышей пятиэтажного дома, моста Санита огромный баннер с призывом Lavoratori scioperate! - Сражайтесь, рабочие! - самая эффектная акция ячейки, после которой трое партийцев были арестованы.

25.1.2024 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. В указе «Об исторически населенных украинцами территориях Российской Федерации» Владимир Зеленский отнёс к таковым земли «на Кубани, в Стародубщине, Северной и Восточной Слобожанщине в пределах современных Краснодарского края, Белгородской, Брянской, Воронежской, Курской, Ростовской областей». Тактические цели очевидны: найти несколько сотен организмов, которые объявят себя угнетёнными украинцами, и употреблять их по мере возможности.

21.1.2024 Андрей Дмитриев
Наш Ильич. Известно, что наш президент очень любит историю, регулярно рассуждает о видных деятелях и событиях прошлого, при этом делает курьезные ошибки. Одной из главных жертв путинской страсти к музе Клио оказался Владимир Ильич Ленин, которого вместе с соратниками-большевиками он регулярно обвиняет в несуществующих грехах.

16.1.2024 Юрий Нерсесов
Литература. Какая имперская технология лучше – британская или советская? Практика последних десятилетий (Сербия-2000, Грузия-2003, Украина-2004 и 2014, Армения-2018 и много где ещё) показывает, что предпочтительнее комплексный метод. Когда есть и правильно воспитанная контрэлита, и боевики, и толпы готовые штурмовать парламент. Только хотелось бы знать: для чего?

1.1.2024 Юрий Нерсесов
Путин и народ. Первым богатырь Владимир одолел трёхглавого Змея Горыныча, точнее Горынóвича. Невелик был тот Змей, но противен зело, а его головы вонючей слюной плевались обильно. И Акунин, который Чхартишвили, и Быков, который Зильбертуд, и Шендерович, который Шендерович.

26.12.2023 Александр Артемьев
Дефективный менеджмент. Для доставки заказываются самые дешёвые контейнеры, без температурных режимов, в следствие чего нарушаются условия хранения. Товар зачастую приезжает в опарышах, летом – тухлый, зимой – замороженный. Невероятная жадность руководства "Пятёрочки" очевидна.