АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 17 октября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Финская война Ататюрка
2007-09-26 Вадим Штепа
Финская война Ататюрка

В предисловии к малоизвестной у нас книге Григория Петрова «Финляндия: страна белых лилий», которая вышла в начале ХХ века, приводятся неожиданные исторические факты:

«Изданная на сербском языке, она была переведена на болгарский, переиздавалась 14 раз, считалась учебником, с которым должен ознакомиться каждый гражданин. Ее перевели на турецкий, и Кемаль Ататюрк, прочтя ее, пришел в такой восторг, что приказал включить ее в программу учебных заведений страны, и особенно армейских училищ. Турецкие офицеры обязательно изучали книгу как руководство к "обновлению жизни" в своей стране».

На первый взгляд, действительно странная параллель… Казалось бы, что общего может быть у Финляндии, стремившейся к независимости от Российской империи, с Болгарией, которая как раз и была освобождена российской армией? И уж тем более – с Турцией, которая сама была экспансивной империей?

Разгадку этого парадокса надо начать указанием на одну широкораспространенную ошибку в отечественной историографии. Все многочисленные войны XVIII-XIX веков в ней привычно именуются «русско-турецкими», хотя их правильно было бы называть по имени враждовавших империй – «российско-османскими». Дело в том, что в Османской империи слово «турок» носило сниженный, почти ругательный оттенок. Османы числили себя защитниками «Блистательной Порты», и все национальные особенности (вспомним формирование янычарского войска из захваченных детей балканских народов) там стирались перед всевластием магометанской «фофудьеносности»…

Фактически турки как нация появились лишь с крушением Османской империи и приходом к власти первого президента Республики Мустафы Кемаля. Который и получил титул «Ататюрк» – «отец турок».

Задача строительства новой, подчеркнуто европейской нации, видимо, и вызвала его особенный интерес к финскому опыту. Ведь Финляндия, как это подробно и проницательно описано в книге Петрова, как раз и прославилась в XIX веке созданием своего нового национального мифа, который разрабатывался в ее интеллектуальных и творческих кругах. Особенно знаменита была этим школа поэта и философа Юхана Снельмана, памятник которому стоит в центре Хельсинки. Причем «национальный миф» не следует воспринимать как некую выдумку – это был живой синтез древних легенд, региональных культур и стремления стать неотъемлемой частью современной, развитой Европы…

Ататюрк навсегда упразднил монархическую, султанскую традицию – и с тех пор в Турции не существует понятия «наследников» или «преемников», но власть избирается на свободных выборах.

Далее, он развернул решительную борьбу за светское общество и государство. Первый президент Турецкой республики напрочь ликвидировал ношение таких религиозных атрибутов, как чалма, феска, паранджа, хиджаб, открыл европейские университеты вместо медресе, изгнал голосистых муэдзинов со стамбульских минаретов… А со знаменитым храмом Святой Софии, за который яростно соперничали христиане и мусульмане, поступил подобно Александру Македонскому с гордиевым узлом – приказал превратить его в музей обеих религий.

Именно с Ататюрка начинается и новая турецкая азбука, построенная на основе латиницы, которая на удивление быстро вошла в массовое употребление и вытеснила навязанную некогда туркам арабскую вязь…

…В сентябре мне довелось провести пару дней в Стамбуле – и, честно сказать, я был весьма удивлен очень европейским обликом этого города, и заодно – рад крушению каких-то былых стереотипов. Достаточно указать, что дамы в хиджабах встречаются на его улицах даже реже, чем в Париже!

Этот космополис на Босфоре ныне, пожалуй, остается главным оплотом светских и республиканских идей Ататюрка. Водители автобусов и такси, владельцы магазинов и офисные клерки охотно вывешивают его портрет в окнах. Недавно здесь прошли миллионные демонстрации против происламского курса нового правительства Гюля-Эрдогана. Очень резкий контраст со стремительной клерикализацией российского общества (о ситуации на Валааме я уже писал на АПН-СЗ). Странно, что у нас Турцию многие еще считают «менее европейской», чем родную Евразию…

Но все же у турков со времен их первого президента армия остается основным гарантом светских основ жизни. Аналог института «военных священников», который продавливается российскими клерикалами, там совершенно невозможен. Не говоря уж об аналоге ОПК – все религиозное образование там решительно вынесено за пределы общеобразовательных школ.

И это – ярчайший критерий появления там новой нации. Османа вековой давности и современного турка практически невозможно сравнить – в отличие от России, в которой напротив ныне «возрождается» религиозно-имперская реакционность начала прошлого века. Словно бы время здесь пошло по замкнутому кругу…

Таков парадоксальный «урок Ататюрка» для нашего оппозиционного сообщества, называющего себя «национально-демократическим» – создавать новую нацию, а не консервировать ветхую империю. Причем эта новая русская нация должна отличаться именно богатством региональных особенностей – ингерманландских, карельских, поморских, уральских, сибирских, поволжских, кубанских… Без этого цветущего многообразия нас ожидает лишь новая имперская унификация. А империи, кстати, как раз и заселяются мусульманскими мигрантами. Урок «второго Рима» видимо, не пошел «третьему» впрок… Мехмет-завоеватель в свое время вовсе не «разрушал» Византийскую империю – но лишь заменил в ней одну идеологическую монополию (православие) на другую (ислам). Так что если не Ататюрк – то превед, Москвабад!

Еще одно любопытное отличие – если нынешнюю Европу исламизируют преимущественно арабские мигранты, то турки со времен Ататюрка совсем не консервативны. Это особо подчеркивает писатель Орхан Памук в заслужившей Нобелевскую премию книге «Стамбул: город воспоминаний», прослеживая в своих соотечественниках «страсть ко всему новому»

Напротив, совершенно нелепо бороться с магометанской экспансией консервативными потугами «защитить православную цивилизацию». Дело в том, что христианство и ислам находятся в одном, авраамическом ценностном поле, и на нем, как давно и справедливо указывал Гейдар Джемаль, ислам выглядит гораздо логичнее и убедительнее. Он спокойно встраивает всех библейских пророков в свою обойму, апеллирует к Корану как непосредственному «богоданному откровению» – взамен «евангельских пересказов», в общем, открывает «прямой путь» для тех, кому близки эти ценности. Неслучайно даже самые крупные европейские традиционалисты, вслед за Рене Геноном, поддались его обаянию… И вполне закономерно, что в условиях нынешней российской клерикализации с трибуны Академии госслужбы раздаются речи об исламе как «третьем Завете» и магометанах как «самых коренных россиянах»… Фофудью фофудьей не перешибить!

Так что главный нынешний (и самый парадоксальный) вопрос, видимо, в том, появится ли у русских свой – светский, республиканский, демократический Ататюрк?

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
16.10.2019 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Вместо убранной со Шпалерной улицы мемориальной доски главнокомандующего финской армией и участника блокады Ленинграда маршала Карла Маннергейма, в нашем городе может появиться целый музей. Хочу предложить для него экспонаты, которые отсутствуют в музее Маннергейма в Хельсинки, но без сомнения достойны внимания посетителей.

11.10.2019 От редакции
Новороссия. В последние недели много говорят об урегулировании в Донбассе в соответствии с формулой Штайнмайера. "АПН Северо-Запад" решило поинтересоваться мнением известных людей, защищающих Новороссию с оружием в руках и занимающих при этом независимую от властей ЛДНР политическую позицию.

10.10.2019 Дарья Митина
Интервью. Один из организаторов Форума Сергей Брилёв начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна. Ответил ему профессор из Гаваны: "Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей".

3.10.2019 Андрей Дмитриев
Полицейское государство. Фигуранты дел о московских протестах Алексей Миняйло и Павел Устинов освобождены. Это признак перемен или игры властей с обществом в кошки-мышки? Разбираемся в ситуации с депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым, внесшим законопроект о смягчении ст. 212 УК РФ за неоднократное участие в несанкционированных акциях.

22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?

4.9.2019 Жак Р. Пауэлс
Эхо истории. Сегодня на континенте вторым языком был бы не английский, а немецкий, а в Париже модники прогуливались бы по Елисейским полям в австрийских кожаных штанишках. Польша не существовала бы; поляки были бы «недочеловеками», крепостными «арийских» поселенцев в германизированном Остланде, простирающемся от Балтики до Карпат или даже Урала.