АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 29 марта 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Выборы 2008 – интрига и респектабельность
2007-08-21 Тарас Кулак
Выборы 2008 – интрига и респектабельность

До марта следующего года, до очередных президентских выборов еще далеко, а все чаще и чаще являющиеся рассуждения многочисленных российских политологов на эту тему уже и утомляют, и раздражают. И верно, право же, поместил Александр Проханов в недавнем своем романе российских политологов в Аду (что стали делать вслед за ним иные его иные глянцевые эпигоны). Так приятно порассуждать – и кулуарно, а уж тем более, публично, будучи слегка приближенным к власть имущим, об «Операции Преемник», о том, решил ли что-то уже Путин или вот-вот решит. Да и не важно, на сколько все эти рассуждения соответствуют тому, что есть на самом деле – даже для того чтобы повлиять на мнения лояльного (но неустойчивого) большинства они не так уж и нужны.

В отличие от прошлых, 2004 года, предстоящие президентские выборы действительно значимое, историческое событие. Это очевидно и даже банально. Но вот в чем же их действительная «судьбоносность»? Главное – после марта 2008 страна столкнется с неизбежной необходимостью корректировки сложившегося политического режима и, что еще важнее, проблемой его легитимации. Успешность и эффективность функционирования государства, экономики – все в конечном итоге будет зависеть от того, насколько быстро и качественно будут решены эти задачи. А вопрос о персонаже (да будь это хоть сам нынешний Президент), о том, какую должность он будет занимать, отходит в известной мере на второй план.

Легитимация режима при новом президенте неизбежно потребует значительных усилий – даже в том случае, если Путин пойдет на «третий» («четвертый») срок. Недоверие граждан практически ко всем государственным и политическим институтам при слабости и даже разрушении институтов общественных – едва ли проходимая стена на пути действительной модернизации, эффективного технологического прорыва. И рано или поздно всякий поймет, что доверие и уважение к стоящему на соседнем углу милиционеру для каждодневной жизни значительно важнее, чем пресловутый рейтинг высшего должностного лица. Рейтинг, в основе которого совершенно иррациональные мотивы… Ну, просто любовь такая: а ведь вечером любишь, а наутро – Боже мой, как же я мог так обманываться! Что предъявит городу и миру новый глава государства кроме высоких цен на нефть, какой позитивный смысл, какой притягательный для большинства образ будущего, без которого никакие прорывы в яркое и успешное «Завтра» невозможны?

Режиму будет нужна успешная легитимация, которую признают и за пределами России. Антизападная, антиамериканская риторика отдельных персонажей отечественного политического театра здесь лишь слабый радиационный фон. И дело не только в западнических по ментальности, образу жизни и стандартам потребления российских элитах и ее интеллектуальной обслуге, которым в известном, узкопрактическом смысле нужен весь мир (даже если иные из них не прочь публично делать реверансы в сторону «свободолюбивого народа Ирана»). Для большинства российских обывателей (в истинном, позитивном смысле этого слова) западный (европейский) жизненный уклад является интуитивно притягательными. И власть должна быть принята не только потому, что в состоянии обеспечить безопасность и бесперебойность экспорта углеводородов.

Но это только один аспект легитимации послепутинского режима. Следующий вытекает из логики нашей истории последнего столетия. Речь идет об обязательной и неизбежной «депутинизации» всего и вся. Нет, конечно же, доклад, например, Грызлова на каком-нибудь политическом форуме «О преодолении культа личности и его последствий» - это слишком радикально, но чего-то похожего ждать следует. Разумеется, это может быть сделано вовсе не первыми лицами государства, а многочисленными «кричащими головами» из телевизионного министерства правды.

Депутинизация должна произойти и еще по двум причинам и трудно предположить, которая из них важнее. Во-первых, и написано об этом уже немало, приход нового Президента нарушит существующий баланс между основными корпорациями, действующими на политической арене, усилит конкурентную борьбу между ними за доступ к ресурсам, финансовым потокам, активизируют растущее недовольство и столь же растущие аппетиты региональной бюрократии и региональных элит, которые до сих пор сдерживались – нет, не Путиным лично, но его образом. Многие фундаментальные экономические решения, вероятнее всего, придется пересматривать. Впрочем, депутинизация возможна и скрытая, когда на словах и в лозунгах Путин останется «нашим всем». Во-вторых, придется объяснять, почему не сбылись многие ожидания (а ведь и революции совершаются обычно на волне несбывшихся ожиданий!), почему успехи, о которых твердит пропаганда, только для одних – и в социальном, и, что важнее и опаснее – в географическом смысле (ведь диспропорции между регионами не только сохранились, но и усилились), почему закрываются каналы вертикальной мобильности для провинциалов, а элита скукоживается и закрывается… Список этих вопросов читатель может продолжить самостоятельно. А ответить на них легче всего, указав на предшественника, что уже не раз было даже и на нашей памяти. И сделать это придется любому, кто въедет в Кремль весной будущего года – будь это и сам Путин! Если это и парадокс, то только на первый взгляд.

Модернизация, трансформация политического режима – важное условие его успешной легитимации после марта 2008. Вот задача для следующего президента России.

Стало общим местом утверждать, что нынешний российский политический режим создан Путиным – и под Путина. Увы, это не вполне так. Начало свое берет он в далеком уже 1996 году: именно тогда и сформировалось то, что в терминах политической науки можно совершенно справедливо определить как компромиссный авторитарно-демократический режим, режим «личной власти» бонапартистского типа. Режим, балансирующий между различными группами интересов и постоянно прибегающий к манипуляции общественным сознанием. При нынешнем Президенте, благодаря его личным качествам и авторитету внутри страны, формирование режима в его основных чертах завершилось. Очевидно, что в немалой степени поспособствовали этому все растущие цены на энергоносители.

Но режим за последние годы приобрел еще одну, может быть, определяющую черту – он стал Режимом Имитации. Имитируется - все! Экономический рост и мир на Северном Кавказе, политическая стабильность и «энергетическая сверхдержава», на деле оборачивающаяся тотальной зависимостью от экспорта энергоресурсов туда, где есть настоящее, не имитируемое развитие. И так во всем. Торжествующе примитивные провинциальные политтехнологии имитируют подлинную политику, непрофессиональная попса и гремучий идеологический коктейль - духовную жизнь. Оскорбительным кажется «через три года» материнский капитал и неуверенная готовность комиссарок движения «Наши» рожать при том, что нет жалких в масштабах страны денег на жизненно необходимые операции и лекарства тысячам смертельно больных детей, т.е. демографическую политику…

Конечно, внешнее благополучие может позволить продолжить политику имитации и еще на какой-то срок –вот только ради каких целей? Режим в силах обеспечить условия для приличного существования жителям нескольких крупных мегаполисов, где сосредоточены те, кого можно было бы назвать условно «путинским средним классом» - в меру образованные и профессионально успешные, аполитичные и увлеченные идеологией «потреблятства», благо «нефтедолларовый» дождик капает. Тем самым есть гарантия от «разноцветных» потрясений на ближайшую перспективу – ведь революции совершаются в столицах активным меньшинством, а из глухой и не очень сытой подчас провинции приходит контрреволюция. А и там все-таки стало посытнее!

Но мобилизовать социальную энергию на достижение больших, значимых, перспективных целей такой режим вряд ли способен. Для этого должны быть в обществе сферы достаточно открытые, конкурентные, способствующие вертикальной мобильности – и, прежде всего таковой должна быть экономика! А этого и не предвидится.

Продолжая отечественную традицию, мы имеем худший вариант авторитаризма – бюрократический. Бюрократия – главная социальная сила в России, единственный в стране реальный субъект политического творчества. При Путине бюрократия лишь окончательно консолидировалась, став предельно закрытой социальной группой, едва ли не кастой, с собственными интересами, собственной субкультурой, собственными политическими партиями. Все политические (да и не только политические) реформы последних лет – совершены бюрократией и в интересах бюрократии. Если и был какой-то иной положительный результат этих реформ для страны в целом, то лишь побочный и несущественный. Экспансия бюрократии ничем не сдерживается, ничем не ограничена. То, что принято называть «гражданским обществом» лишено и институтов, и ресурсов, и даже сколько-нибудь видимой воли, чтобы не то что противостоять этой экспансии, но хотя бы отстаивать элементарные свои потребности. Следовательно, нет механизмов, которые могли бы аккумулировать социальную энергию для целей развития!

Президент же, естественно – лидер, персонифицированное выражение бюрократии. Но для нас важнее не то, кем он является в действительности, но кем он является в нашем его восприятии. Не кто Он, но что мы думаем про Него. Общим местом стало писать и говорить, что, выбирая Президента, мы выбираем Царя. Увы ли, к счастью ли – да не Царя! И Путин, авторитарный и достаточно жесткий правитель, – никакой, конечно же, не Царь. Сегодня (да и завтра, наверняка) Президент в России – прежде всего Народный Заступник, последний оплот и последняя надежда Правды и Справедливости. (А у Народного Заступника, на всякий случай, не может ну никак быть ограничен срок пребывания в должности – он или Заступник, или нет!) Перед кем заступник? Ну, конечно, перед Роком, перед Богом, перед неумолимостью Истории. Но в текущей повседневности - еще и перед Бюрократией (перед «чиновниками»), для того чтобы ее, Бюрократии, положение на деле упрочить. Публично елку на площадь в отдаленный город к Новому году или газопровод бабушке в крохотную деревушку – вот лишь самые простые и очевидные тому свидетельства.

Сложное, едва ли не шизофреническое положение.

Так кому под силу справится с положением таким, и с задачами? Выбор на самом-то деле предстоит нелегкий и серьезный. Легкомысленное шоу «a la 2004» с участие звезд третьей величины не пройдет. Не пройдет, потому что задача легитимации послепутинского режима существует объективно. Да, нижний порог явки отменен, и преемника очень даже запросто можно избрать при участии каждого пятого. Но Президент – это не глава сельской администрации. Не будет достаточно высокой явки, не будет активности, не будет хоть плохонькой, да конкуренции – не будет и достаточной легитимности режима. А вот тогда в ближайшей перспективе возможно и всякое «разноцветье», и проблемы в отношениях с внешним миром, и много еще чего.

Итак – задача сформулирована. Интрига и респектабельность, предъявленные зрителю и внутри страны, и за границей – вот, что требуется в марте 2008 года. По-видимому, одним придется обеспечивать респектабельность, другим интригу. Раз уж настоящие президентские выборы нам не светят в ближайшей перспективе… Далее следуют ожидаемые персонажи: Дмитрий Медведев, Сергей Иванов, Владимир Буковский, Михаил Касьянов, Григорий Явлинский, Геннадий Зюганов, Сергей Гуляев, Владимир Геращенко. Но о них в продолжении…

Тарас Кулак, политолог

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Президент-2008
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
27.3.2020 Владимир Леонов
In memoriam. С ребятами из этой партии мне посчастливилось проводить многие мероприятия, некоторые из них заканчивались в отделениях тогда ещё милиции. Я не был близким другом Лимонова (хотя в 2004 году он мне подарил одну из своих книг с дарственной надписью: «Владимир Николаевич! Вот Вам становление партии – краткий курс НБП. Ваш друг Э.Лимонов»), но до 2008 года мы с ним регулярно встречались как единомышленники.

24.3.2020 Андрей Дмитриев
Сопротивление. Лидеры петербургских свободных профсоюзов выиграли суды по восстановлению на работе. Однако, как выясняется, для водителя автобуса Фирдавса Мукимова и преподавателя Юлии Марковой победа в суде – далеко не гарантия, что им дадут реализовать прописанное в Конституции право на труд.

16.3.2020 Петр Баранов
Щупальца олигархии. Команда главы ОАО «Газпрома» Алексея Миллера покидает корабль. Ходят упорные слухи, что до конца года расстанется с должностью и сам Миллер, которого может сменить директор «Газпроминвеста» Вячеслав Тюрин или ранее оставивший руководство отделом закупок и выведенный за штат Михаил Сироткин. В последние годы бизнес компании не слишком успешен и в случае очередных провалов становиться козлом отпущения совсем не хочется.

16.3.2020 Максим Калашников
Apocalypse now. Многие дурачки удивляются тому, что, мол, в двадцать первом столетии человечество, невзирая на хваленое развитие медицины, вынуждено применять средневековые меры. То есть, изоляцию, карантин, прекращение транспортного сообщения, бегство в сельскую глубинку. А вы что хотели? XXI век – век как раз отрицания века двадцатого, столетие глупости, невежества и массовых психозов. Усиленных всей мощью Ай Ти, социальными сетями и мессенджерами.

9.3.2020 Сергей Гребнев
Литература. Поднимаемся по ступеням к мемориалу «Родина-мать». Ошалело смотрят на нас дядьки с холеными рожами в дорогих костюмах - представители городской власти. Брат с Николаем Владимировичем возлагают наш пластмассовый венок к огромной куче цветов и венков. У очень знакомой рожи из телевизора, стоящей рядом, лезут глаза на лоб, но он молчит и только краснеет от злости. Губернатор, что ли?

3.3.2020 Андрей Дмитриев
In memoriam. Глава КНДР Ким Чен Ын прислал телеграмму с соболезнованиями на похороны Дмитрия Язова, назвав его «нашим близким товарищем, другом». Последний маршал СССР не раз бывал в Пхеньяне, смотрел парад с Ким Ир Сеном, рыбачил и пил водку с Ким Чен Иром, а также высоко ценил страну чучхе и её армию.

26.2.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. В молодости Агния Львовна писала гневные филиппики с требованием «раздавить гадов» во время московских процессов, приобщала советских детей к выборам сталинских руководителей и ездила в воюющую Испанию. Лишь с годами образ красной валькирии был заслонен знакомой нам «всесоюзной бабушкой».

10.2.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. Тюменско-татарстанский альянс на строительных площадках России крепнет на глазах. Это конечно вряд ли, но в поспорить за передел строительного рынка коалиция вполне способна. Заняв место профильных подразделений разгромленной бизнес-империи братьев Магомедовых, она может составить конкуренцию аналогичным структурам братьев Ротенбергов и других авторитетных кланов.

1.2.2020 Андрей Дмитриев
Протест. Митинги против возможного строительства мусоросжигательных заводов прошли в январе в Петергофе, Ломоносове и Колпино. Несмотря на уверения представителей Смольного, что мусор там будут только перерабатывать, горожане не верят обещаниям чиновников. Правы ли петербуржцы в своих опасениях?

29.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. В январе 2020 года исполнилась 100-я годовщина вступления в силу 18 поправки к конституции США. В стране запретили производство и употребление спиртных напитков, включая пиво. Фундаментализм, сухой закон, ограничение иммиграции непротестантов, запрещение въезда в страну азиатов, сегрегация негров - всё это должно было было сделать общество морально здоровым и единым, но поставленные цели реализовать не удалось.