АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 12 ноября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Записки адвоката Беляка. Часть 10
2013-03-25 Сергей Беляк
Записки адвоката Беляка. Часть 10

Продолжение. Части 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9

Десять лет условно

Встречаясь с Лимоновым, я постоянно рассказывал ему о своих делах - новых и старых, и всяких историях, связанных с ними. И он, всегда с интересом слушавший все эти истории, неоднократно советовал мне записать их когда-нибудь, считая, что они не только забавны, но, часто, и поучительны.

Первый раз, помню, такой совет он дал мне в шашлычной у Красных ворот, - в самом начале 2000 года.

"Я не хочу писать о делах, - возразил тогда я. - Большинство из них освещается в прессе и нет никакого желания повторять снова все это".

"А ты и не пиши о самих делах, сказал Эдуард. - Напиши о том, что было скрыто от посторонних глаз, - что происходило "за кулисами". Именно это и есть самое интересное".

В ту дешевую шашлычную мы с Лимоновым заглянули после того, как вышли из убогого здания Басманного суда (наверное, самого убогого из всех судебных зданий в Москве и по сию пору), где я в то время участвовал в процессе по делу Михаила Куликова - бывшего капитана ОМОНа, сына генерал-полковника милиции, начальника ГУВД Московской области А.Н.Куликова.

(В 2006 году мне пришлось выступать в качестве адвоката и самого Александра Николаевича, который, будучи уже в отставке, проходил свидетелем по так называемому "делу о коррупции в ФФОМС Минздрава России" - Федеральном фонде обязательного медицинского страхования, руководители которого (во главе с А.Тарановым - другом тогдашнего одиозного путинского Министра здравоохранения М. Зурабова) обвинялись в получении огромных взяток. От тех допросов и очных ставок с участием А.Н.Куликова в Следственном комитете России моя память сохранила лишь воспоминания о следователе по фамилии Филин, который был настолько желчным, несдержанным и имел привычку задавать вопросы, недослушав до конца ответы на них, что меня так и порывало назвать его Дятлом: "Господин Дятел... ой, простите, Филин...")

А Михаилу Куликову и двум его подельникам в 1995 году инкриминировали целый ряд преступлений, начиная от превышения служебных полномочий и должностного подлога до вымогательства, мошеничества и разбоя.

В 90-е годы в России было распространенным явлением использование милиции, в том числе и ОМОНа, не только для личной охраны олигархов, полуолигархов и криминальных авторитетов, но и для "выбивания" денег с должников. И вот, Куликов-младший, поддавшись уговорам старого приятеля, в один из майских дней 1995 года поднял свое подразделение по тревоге и устроил "маски-шоу" в офисе фирмы, владелец которой не хотел возвращать долг знакомому этого приятеля. В результате чего Михаил оказался обвиняемым и просидел более года в Матросской тишине, где его избивали и пытали, вкалывая наркотики в вены кистей рук, с целью получения не только признательных показаний по данному делу, но и предоставления компромата на своего отца.

(Куда смотрели наши правозащитники? - спросите вы. Как всегда, куда-то не туда - в сторону.

Меня всегда поражала не их беспринципность (нет, среди них были и есть люди принципиальные и чистые на руку), но политическая ангажированность. К примеру, когда я защищал Лимонова и обращался за поддержкой к нашим правозащитникам, они мне не отказывали - писали и направляли свои обращения и ходатайства в суд, в прокуратуру, а то и самому Президенту Путину, - точно так же, как это делали и депутаты, но всегда с оговоркой: "Хотя мы и не раз разделяем политические взгляды Эдуарда Лимонова, просим..."

Точно так же вели себя и многие писатели и функционеры писательских объединений, фамилий которых я уже даже и не помню.

Спрашивается: кому какое дело до того, разделяешь ты лично, литератор Пупкин, или не разделяешь политические взгляды Лимонова? Уж саратовскому-то областному суду и тем более Путину на это было ровным счетом наплевать.

Но такие тексты заставляли лишний раз задуматься, насколько сильно засел в наших людях страх перед Властью: страх за свою собственную шкуру, соединенный с вечным желанием выделиться из общей массы посредственностей, - засветиться, пропиариться, чтобы о тебе услышал сам Президент.

А вдруг услышит?! Чем черт не шутит? А потом пригласит тебя к себе на дачу или в Кремль. И ты четко, по военному, представишься ему и подобострастно улыбнешься (как это сделал, например, на глазах у миллионов телезрителей на президентских выборах 2012 года журналист "Комсомольской правды" и "доверенное лицо Путина" - некто Баранец). Президент пожмет твою руку, угостит чаем, а после попросит что-нибудь прочесть из твоего нетленного, - стишок или рассказик.

Слаб человек, слаб...

Одна надежда на сверхчеловеков.

Но их в России все последнее столетие либо подвергали травле, либо сажали в ГУЛАГ, либо заставляли уезжать за рубеж.)

Но почему же вдруг возникло такое негативное отношение к заслуженному генералу милиции, участнику Афганской войны, на которого так хотели заполучить компромат спецслужбы?

В те годы во власти (в первую очередь - в Госдуме и в Совете Федерации) оказалось, несмотря на все усилия Ельцина противостоять этому, немало людей, которые никак не могли простить генералу Александру Куликову то, что он, в период чрезвычайного положения в Москве с 3 по 18 октября 1993 г., стал комендантом города и быстро ликвидировал массовые беспорядки в столице.

Да, именно генерал А.Н.Куликов выступил тогда по телевидению страны от имени руководства МВД и твердой рукой навел порядок в Москве.

Прав или не прав был генерал Куликов в октябре 1993 года - не об этом сейчас речь. Лично я душой и мыслями был на стороне защитников Белого дома, считая, что распускать президентским указом Парламент (какой бы он не был плохой или неудобный), а потом расстреливать его из танков Ельцин не имел никакого права.

Политика это, как известно, искусство компромиссов, и Ельцину нужно было разрешать политический конфликт политическими же методами, но не с помощью военной силы. Однако дипломатично и мягко решать какие-либо вопросы Борис Ельцин вообще никогда не умел: он или беспрекословно подчинялся более сильным и жестким руководителям (как это было в советские времена, - в его бытность работы секретарем Свердловского обкома КПСС, когда он снес с лица земли Ипатьевский дом, где была расстреляна царская семья), или давил, как клопов всех зависимых от него людей. Третьего Ельцин не знал. Он и Горбачеву-то воспротивился только тогда, когда понял, что тот - слабак.

А на силовое давление со стороны Президента РСФСР депутаты Верховного Совета РСФСР и защитники Белого дома ответили тоже силой, что было вполне естественно. И, кстати, почти полностью повторяло ситуацию 1991 года, за исключением того, что на стороне ГКЧП, не нашлось такого упертого, решительного и злобного властолюбца, каким был Ельцин, и такого волевого и талантливого генерала, как Александр Куликов.

Этот худощавый и, непривычно для больших российских милицейских начальников, подтянутый генерал с щегольскими усиками, отдавший всю свою жизнь борьбе с преступностью, проявил себя в 1993 году, как современный Александр Суворов. Последний тоже умело боролся не только с турками и французами, но и с пугачевцами. Так же и Александр Куликов не только успешно воевал в Афганистане и боролся с преступниками по всей стране, но,когда возникла необходимость, он, единственный в Москве из всех милицейских генералов, взял на себя ответственность за наведение порядка в городе.

А его сын Михаил, до этого воевавший (храбро, без всяких поблажек) в "горячих точках" на Кавказе, был одним из тех омоновцев, кто защищал в октябре 1993 года телецентр Останкино.

Впрочем, не только коммунисты-зюгановцы, снова набравшие было силу в Госдуме, хотели сместить генерал-полковника Александра Куликова. Этого же хотели и влиятельные действующие и бывшие чекисты, пристроившиеся подле дряхлеющего год от года Ельцина. Ведь все они, как и сам Борис Николаевич, были бывшие коммунисты, а, как говорил еще Дзержинский, "каждый коммунист должен быть чекистом". И наоборот.

Поэтому из Матросской тишины его сын Михаил Куликов был отпущен под подписку о невыезде совершенно больным человеком, но и то только по причине истечения предельного срока содержания под стражей в период предварительного следствия.

Почти шесть лет прошло с начала возбуждения уголовного дела и до приговора суда. Из них более года длился сам процесс. Мы, защита и подсудимые, не спешили.

Не торопилось и гособвинение, - то и дело находились какие-то уважительные причины перенести рассмотрение дела или очередное судебное заседание на более поздний срок. За это время бывший боевой офицер, орденоносец Михаил Куликов успел получить вторую группу инвалидности, кто-то из свидетелей умер, а само преступление "утратило общественную опасность", как было отмечено, в итоге, в приговоре суда.

5 апреля 2001 года Басманный суд Москвы все же приговорил обвиняемых к различным срокам наказания, но всех - условно. Михаил Куликов получил условно 10 лет.

"Присел на 10 лет. Условно", - иронично написала об этом газета "Коммерсантъ".

Такой большой срок условного наказания, по видимому, в России не получал никто!

Бывший министр юстиции Валентин Ковалев (прославившийся отдыхом в сауне с проститутками), после того как просидел длительное время за тюремной решеткой по обвинению в хищении государственных средств, и под конец сообразивший-таки отказаться от услуг адвоката Кучерены, тоже получил условное наказание, но только 9 лет; авторитетный предприниматель и красноярский депутат Анатолий Быков (герой книги Лимонова "Охота на Быкова"), которого защищал Г. П. Падва, за покушение на убийство получил 6 лет условно. Так, что наш с Михаилом Куликовым "рекорд" никем превзойден не был. А сейчас суды и вовсе стараются не назначать условное наказание более пяти лет.

Когда после оглашения приговора, я зашел к судье, его лицо не выражало никаких эмоций, - на нем были только следы тяжелой борьбы с похмельем.

"Чего ж Вы так строго отнеслись к Куликову? - спросил я его, впрочем без всякого укора, пока он вялой рукой заверял копии прировора. - Прокурор попросил 9-ть, а Вы дали 10-ть".

"Ни хрена себе! - воскликнул судья, тут же поморщившись от боли.- А я вчера не расслышал и записал, что он просит десять!.. А эта дура секретарь..."

Но мы особо спорить с таким приговором и не собирались: от добра добра не ищут...

В мае 2001 года А.Н.Куликов попросил меня передать Жириновскому приглашение на свой 60-летний юбилей. Владимир Вольфович принял приглашение и в назначенный день приехал в ресторан, где за длинным столом в форме буквы "П" собрался весь цвет столичной и подмосковной милиции. Каждый тост в честь юбиляра завершался многоголосым армейским приветствием: троекратными (двумя короткими и одним длинным) "ура".

Вольфович, как и всюду, куда его приглашали, был в качестве почетного гостя. Вскоре после его выступления, раздалась из динамиков музыка и с небольшой сцены заорал в микрофон Григорий Лепс. Жириновский с трудом выдержал одну песню, а когда Лепс стал демонстрировать силу своих голосовых связок снова, Вольфович быстро распрощался с оторопевшим юбиляром и покинул зал. Признаюсь, я бы тоже последовал за ним, но мне не дал этого сделать Миша, который и пригласил своего "друга Гришу" на юбилей отца.

Это было с его стороны опрометчивым шагом: пение Лепса не только не способствует аппетиту и поддержанию застольной беседы (не говоря уж про содержательно-музыкальную часть его "творчества", которое является "вторичным продуктом"), но и вполне может использоваться в качестве изощренной пытки заключенных. Уверяю вас, если арестованного поместить в камеру, где постоянно крутить песни Лепса, то уже на следующий день он подпишет любые признательные показания.

В тоже время, я знаю одного адвоката (из бывших прокурорских), который в свое время любил "заложить за воротник", и вот он свою степень опьянения определял по песням, которые включал во хмельном угаре: предпоследней стадией были песни Лепса, а последней - песня "А на черной скамье - на скамье подсудимых" - уже в его собственном исполнении. Далее - только мрак.

Сергей Беляк

Продолжение следует

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Судебные страсти
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
1.11.2019 Александр Раймонди
Интервью. Двое каких-то леваков стали приставать к людям на Шиесе с вопросом «чей Крым?» И, услышав ответ «Наш», стали клеймить обитателей лагеря «ватниками», а когда их выгнали, стали писать в сети, что там сидят «путиноиды». Причём сами они ничего не делали, по хозяйству не помогали. А голый пиар там никому не нужен.

30.10.2019 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Проект патриотической партии православных путиноидов на базе общества «Двуглавый Орёл» и Союза добровольцев Донбасса забуксовал, не успев начаться. И не то чтобы её грядущие главари недостаточно пресмыкаются перед любимым вождём - тут как раз претензий нет. Но что толку в безудержном холуяже, если услужливый лакей неуклюж и туп?

18.10.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Выборы в МСУ привели к обновлению, омоложению, большей оппозиционности депутатского корпуса и породили необычные конфликты. Самые курьёзные сюжеты – цугцванг с невозможностью избрать глав в «Смольнинском» и «Невском округе», купчинские разборки в «Партии Роста», гей-скандал в «Литейном округе».

16.10.2019 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Вместо убранной со Шпалерной улицы мемориальной доски главнокомандующего финской армией и участника блокады Ленинграда маршала Карла Маннергейма, в нашем городе может появиться целый музей. Хочу предложить для него экспонаты, которые отсутствуют в музее Маннергейма в Хельсинки, но без сомнения достойны внимания посетителей.

11.10.2019 От редакции
Новороссия. В последние недели много говорят об урегулировании в Донбассе в соответствии с формулой Штайнмайера. "АПН Северо-Запад" решило поинтересоваться мнением известных людей, защищающих Новороссию с оружием в руках и занимающих при этом независимую от властей ЛДНР политическую позицию.

10.10.2019 Дарья Митина
Интервью. Один из организаторов Форума Сергей Брилёв начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна. Ответил ему профессор из Гаваны: "Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей".

3.10.2019 Андрей Дмитриев
Полицейское государство. Фигуранты дел о московских протестах Алексей Миняйло и Павел Устинов освобождены. Это признак перемен или игры властей с обществом в кошки-мышки? Разбираемся в ситуации с депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым, внесшим законопроект о смягчении ст. 212 УК РФ за неоднократное участие в несанкционированных акциях.

22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?