АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 26 марта 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Мог ли Сталин захватить Европу?
2013-03-09 Алексей Широколава
Мог ли Сталин захватить Европу?

В современной литературе сложилось широкое представление о якобы гипертрофировано огромной советской армии в Европе на протяжении 1950-ых. Иногда высказывается мнение, что только смерть похороненного 60 лет назад Сталина спасла европейцев от нашествия красных бронированных армад. Так ли это?

Обычно утверждается, что советская группировка в Восточной Европе была чрезвычайно велика, и этот аргумент используется для доказательства агрессивности Советского Союза. Дескать, злобный Сталин (а после него буйный Хрущев) только и думали, как бы завоевать Европу, и выжидали удобного момента, держа в готовности танковую армаду. Но так ли на самом деле много советских войск было в Европе в 1950-ых? И что ожидало советскую армию в гипотетическом сражении с НАТО?

Войска НАТО в Европе были далеко не слабы, хотя численно и уступали советскому передовому эшелону. Американские силы в Европе – USAREUR – состояли из V-го и VII-го армейских корпусов. Эти силы подкрепляла британская Рейнская Армия в составе 5 дивизий. С учетом того, что в среднем каждая дивизия США была приблизительно на 30% больше советской, общие силы только США и Великобритании на континенте составляли порядка 250000 человек в составе 5 танковых дивизий, 6 пехотных дивизий и 2 усиленных танковых бригад.

Эти 280 тысяч солдат противостояли основным силам советской армии передового развертывания. Основой последней являлась Группа Советских Войск в Германии, имевшая (с 1948 года) в своем составе четыре механизированные армии, общей численностью в 8 танковых и 7 механизированных дивизий и двух ударных армий, общей численностью в 1 танковую и 5 механизированных дивизий. Таким образом, общая численность войск ГСГВ приближалась к 9 танковым и 12 механизированным дивизиями численностью порядка 280000 человек.

В результате данного рассмотрения мы видим, что никакой “преувеличенной численности” советских войск в Восточной Европе не наблюдается. Противостоящие передовые группировки были в значительной степени эквивалентны. И, кроме того, у армии НАТО имелся решающий аргумент: атомное оружие.

К 1957 году тактический атомный арсенал армии и ВВС США занимал первое место в мире. В распоряжении каждого из корпусов армии США в Германии имелся “атомный отряд” в составе двух 280-миллиметровых атомных пушек, двух батальонов неуправляемых ракет MGR-1 “Honest John” и двух батальонов баллистических управляемых ракет MGM-5 “Corporal”. Также определенные ядерные силы оставались в резерве в США или в Великобритании. Помимо этого, ВВС США оперировали огромным количеством – свыше 2200 тактических ядерных свободнопадающих бомб (Mk-6 и Mk-7, мощностью 20-160 кт), сбрасываемых, в том числе, и с истребителей-бомбардировщиков, вроде F-84 “Thunderjet”, F-84F “Thunderstreak” и F-100 “Super Sabre”.

Такой огромный арсенал атомного оружия давал американским частям невероятную огневую мощь. Фактически, каждая американская дивизия с присоединенными к ней атомными артиллерийскими частями располагала эквивалентом нескольких артиллерийских корпусов РГК! Атомная артиллерия давала возможность гарантированного и чрезвычайно быстрого прорыва любой обороны, которую мог выстроить СССР. А это означало, что американские танковые дивизии, прорвав фронт, легко выйдут в тылы “наступающей к Ла-Маншу” советской группировке. Эта тактика отрабатывалась американскими войсками на бесчисленных практических учениях с применением ядерного оружия в 1950-ых.

Американцы деятельно готовились к новой мировой войне. В 1949-1959 годах военная промышленность одних только США выпустила 1160 танков M46 “Patton”, 8676 танков M47 “Patton II” и 11703 танков M48 “Patton III” - всего 21539 средних танков современного типа. СССР за тот же период выпустил лишь 19133 средних танков Т-54 и Т-55, т.е. (вопреки еще одному расхожему мифу о “немеряном выпуске танков в СССР”) – меньше танков, чем одни только США. С учетом же Англии и Франции, производство бронетехники в странах НАТО значительно опережало советское.

Еще более значительным было превосходство НАТО в воздухе. Помимо огромного флота стратегических реактивных бомбардировщиков B-47 и B-52, ВВС США располагали самой мощной на тот момент в мире фронтовой ударной авиацией из 7500 истребителей-бомбардировщиков F-84 и F-84F. Снаряженные тактическими атомными бомбами, эти самолеты (вполне способные также постоять за себя в воздушном бою) являлись постоянной и смертельной угрозой советской армии в Европе.

Хотя СССР производил очень много истребителей, большая их часть была необходима для обеспечения хоть какой-то ПВО огромных советских пространств. На фронтовых операциях в Европе можно было использовать лишь часть авиапарка. Американские F-86 и F-100 были смертельно опасными противниками: кроме того, американцы раньше СССР создали управляемые ракеты для воздушного боя (в том числе и атомные, для гарантированного уничтожения советских бомбардировщиков).

Положение дел на море складывалось на редкость неблагоприятно для СССР. Советский подводный флот был не более чем хорошей миной при очень плохой игре: англичане и американцы в 1942-1944 мастерски научились бороться с подводными лодками. Советский же надводный флот, хотя и достаточно крупный, в принципе не мог эффективно оперировать за пределами радиуса действия береговой авиации из-за отсутствия авианосцев.

Гипотетическое сражение на территории Германии могло развиваться следующим образом:

Начинают все атомные пушки. Два 280-миллиметровых атомных орудия M65, выдвинутые и развернутые на передовой позиции непосредственно перед наступлением (что весьма нетрудно сделать, так как подготовка пушки к стрельбе из походного положения занимает не более 15 минут) наносят атомный удар по первому и второму эшелону советской обороны.

15-килотонный атомный снаряд W-9 или W-19 производит при попадании следующий эффект:

- В радиусе 100 метров (радиус огненного шара) уничтожается практически все.

- В радиусе 680 метров, ударная волна сверхдавлением до 20 psi (фунтов на квадратный дюйм) полностью уничтожает живую силу, укрепления и боевую технику.

- В радиусе 1800 метров, ударная волна сверхдавлением до 4,6 psi наносит значительный урон живой силе, выводит из строя артиллерию и легкобронированную технику. Танки Т-54, расположенные дальше 700 метров не будут уничтожены, но их экипажи погибнут или будут тяжело травмированы (и небоеспособны) в радиусе до 1000 метров.

- В радиусе 2080 метров, световая и тепловая вспышка вызовет ожоги 3-ей степени у живой силы, спровоцирует возгорание любых легковоспламеняющихся материалов, детонацию боеприпасов. Также в этом радиусе все еще оказывает свое действия (хотя и значительно ослабленное) ударная волна, вызывающая сильные травмы живой силы, частичное обрушение укреплений и гражданских сооружений.

Общим результатом атомного удара, нанесенного по фронтовой линии, является разрушение советской обороны и создание незащищенной бреши шириной в 4 км. Этот эффект подкрепляется дополнительными двумя ядерными ударами, нанесенными атомными пушками по второму эшелону обороняющихся.

Немедленно вслед за ядерным ударом (как только начнет рассеиваться грибовидное облако), вертолеты CH-21 “Shawee” армии США высаживают воздушный десант в остывающий эпицентр. Одетые в костюмы противохимической защиты десантники высаживаются на флангах пробитой атомными ударами бреши, и немедленно организуют оборону от возможных фланговых контрударов.

В проделанную брешь врываются американские механизированные части. Танки M47 “Patton II” и бронетранспортеры M39 стремительно продвигаются вперед по выжженной атомным ударом земле. Удерживающие плацдарм десантники прикрывают фланги проходящей танковой колонны от возможных контратак. Прорвавшись сквозь дезорганизованную атомным ударом полосу обороны, механизированные подразделения выдвигаются на оперативный простор: танки и пехота на закрытых бронетранспортерах сравнительно слабо подвержены остаточной радиации. Вертолетные части движутся впереди колонны, осуществляя разведку и высаживая тактические десанты.

Советское командование ждет удара, но понятия не имеет, где именно. Никаких признаков значительной концентрации войск – непременного условия любого наступления – не отмечено разведкой на всем огромном фронте. Атомные пушки столь малы и незаметны (в сравнении с дивизиями на марше), что обнаружить их передислокацию на передовые позиции можно только случайно. Поэтому невозможно и сконцентрировать заранее силы на пути прорывающихся американских дивизий.

Наличные в тылу силы Группы советских войск в Германии подвергаются не менее мощному воздействию. Взлетающие с прифронтовых аэродромов истребители-бомбардировщики F-84F “Thunderjet” наносят кинжальные ядерные удары атомными бомбами Mk-7 по местам дислокации советских дивизий, транспортным узлам и стратегическим объектам тыла. Около 17 ядерных зарядов мощностью от 20 до 50 килотонн сброшено только в поддержке этого единственного американского наступления. Советские ВВС пытаются помешать атаке, но их слишком мало для достижения успеха. Множество аэродромов Восточной Европы было поражено или уничтожено в первые же недели новой мировой войны: перехватывать же маленькие, юркие F-89F, к тому же действующие под прикрытием целой армады F-86 “Sabre” и F-100 “Supe Sabre” – задача нелегкая. У американцев вполне достаточно атомных бомб, чтобы смириться с тем фактом, что не все они доберутся до цели.

Одной красноармейской танковой дивизии, случайно находящейся на расстоянии марш-броска от точки прорыва, удается, избегнув поражения на марше, вступить в бой. Но армия США еще далеко не исчерпала запас трюков. В авангарде американских бронетанковых частей движутся мобильные пусковые установки атомных реактивных снарядов MGR-1 “Honest John”, способных запускать ракеты на расстояние до 24,8 километров. Три 20-килотонных атомных удара, оперативно нанесенных по наступающим советским батальонам (время развертывания – 5 минут), решают исход завязавшегося сражения. Хотя советские танки более-менее устойчивы к поражающим факторам ядерного взрыва, советская мотопехота в открытых бронетранспортерах БТР-152 совершенно не защищена и уничтожена практически полностью: следом без особых затруднений подбиты оставшиеся без прикрытия Т-54 и ИС-3.

Стремительное продвижение американских сил прорывает советский фронт. Войска ГСГВ, хотя и превосходят численностью, вынуждены отходить, отступать под угрозой обхода с тыла. Для развития успеха в тылу отходящей советской группировки выбрасывается парашютно-десантная дивизия, занимающая с трудом восстановленный после ядерной атаки транспортный узел. Попытка советских дивизий отбить этот пункт встречена ядерными ударами: у десантников тоже есть атомное оружие в виде тактических атомных мин T4.

Охваченные с фланга, отрезанные от тыла, подвергающиеся ядерным атакам советские войска вынуждены отходить, бросая технику и снаряжение. Наступление американцев удается приостановить только ударами фронтовых бомбардировщиков Ил-28 (с тактическими атомными бомбами РДС-4) - но атомных бомб у СССР мало, а бомбардировщики несут тяжелые потери от американских истребителей, оснащенных системой автоматической атаки на встречном курсе при помощи НУРС FFAR.

Масштабный прорыв ГСГВ в Западную Германию не удался, дезорганизованные дивизии отходят назад, чтобы перейти к стратегической обороне. Второй эшелон подтягивается из глубин советской территории, но с учетом сильнейших разрушений инфраструктуры Польши и Восточной Германии стратегическими атомными бомбардировками, ему потребуется немало времени. А тем временем, на Рейне уже сконцентрированы основные силы полумиллионной британской армии, а через Атлантику во французские порты уже плывут десятки американских дивизий…

Сопоставив все факты, проанализировав ситуацию, мы можем заключить со всей научной достоверностью, что мнение о “агрессивных намерениях” Сталина/Хрущева не выдерживает самой элементарной логической критики. Широко распространенные мифы вроде “СССР держал множество войск в Европе” или “СССР штамповал слишком много танков” полностью не соответствуют реальности: передовой эшелон советских войск в Европе был немногим больше англо-американского, а танков СССР в 1950-ых производил даже меньше, чем США. Целый ряд преимущество НАТО превращал бы любую попытку агрессии со стороны СССР в чистое (если так можно сказать о атомной войне) самоубийство.

Алексей Широколава

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
20.3.2019 Юрий Нерсесов
Наследие предков. Современная глобальная цивилизация безжалостна к традициям и воспитанные ею безродные космополиты сплошь и рядом не знают об истории собственного народа. То, что Александр Борода и Адольф Шаевич делают с «Книгой Эсфири», даже обрезанием не назовёшь – перед нами чистой воды кастрация! Не менее противная, чем издевательство над русскими былинами министра культуры России Владимира Мединского.

16.3.2019 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. «Падишах моего народа - чеченец. - Объявил в своём блоге бывший министр обороны масхадовской Ичкерии, а ныне депутат парламента кадыровской Чечни от «Единой России» Магомед Ханбиев. - Я с русскими никогда не разговариваю. Я русским никогда слово не говорю. Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом, ни с офицером. И я их не люблю даже сегодня. Я сын Ичкерии!» После некоторой паузы уважаемого Магомеда стали отмазывать в стиле незабвенного «Рафик ни в чём не виноват!»

8.3.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Безусловно, главной задачей Совершаевой на сегодня является успешное проведение губернаторских выборов. С чем, как уже очевидно, имеются большие проблемы. Усиление клана Ковальчуков и то, что Совершаеву называют теперь их «полномочным представителем» в Смольном, вызывает недовольство других групп влияния федерального уровня. Возможно, расклад сил изменится уже в ближайшее время.

3.3.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Так сам ли Быков пишет свои книги? Или за него литературные негры строчат, как за министра культуры России Владимира Мединского? Мне страшно даже думать про такую пакость, а потому предлагаю верить в лучшее. То есть в раздвоение Зильбертруда. Или в спорящих внутри его черепушки тараканов-мозгоедов.

22.2.2019 Олег Миронов
Apocalypse now. Сурков - автор неплохих декадентских стихов и даже Агата Кристи под его патронажем записала альбом. Любопытно, что там есть такие слова: «Наш хозяин - Денница». Денница — это Люцифер. Думаю, что он применял методы добиться откровения в попытках понять, прочувствовать «русское бессознательное». Там, в этом состоянии, в этих практиках, вполне вероятно, и встретился с тем самым «хозяином».

19.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. Толпа регулярно скандировала частушки с упоминанием слова «Беналла». Злые языки в СМИ намекают, что Александр Беналла – любовник президента Эммануэля Макрона. Сегодня он компрометирует его не меньше, чем когда-то Распутин компрометировал последнего русского царя...

4.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. То, что творилось в Париже в эту субботу, 2 февраля, на так называемом «Акт 12» (двенадцатая суббота протестов), - беспрецедентно. И это при том, что последние три субботы протестных акций происходили относительно спокойно по сравнению со столкновениями 5 января. Но всё по порядку.

24.1.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 75-летие полного снятия блокады – хороший повод вспомнить о тех, кто руководил в те годы жизнью города и его обороной. Речь пойдёт об одном из ближайших соратников главы Ленинграда Андрея Жданова – втором секретаре обкома партии, генерале Терентии Штыкове. Личность весьма примечательная, оставившая немалый след не только в отечественной, но и в мировой истории.

23.1.2019 Владислав Шурыгин
Социал-дарвинизм. Всячески поддерживая и одобряя (а как иначе!?) всё задумки «ОнВамнеДимона», я предлагаю назвать этот год работы в правительстве, годом Спасения и Сохранения электроэнергии (сокращённо СС). Медведеву присвоить звание почётного рейхсфюрера СС. А к названию страны Российская Федерация, если всё у них получится, добавить гордое Konzentrationslager…

21.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. С точки зрения левых тараканов Сёмина, Фридрих Энгельс на вопрос «Наш ли Шлезвиг-Гольштейн?» должен был ответить «Наш ли Крупп?», а затем разоблачить захватническую позицию прусского империализма. Он его и разоблачал, но строго по делу.