АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 21 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
В ожидании семнадцатого года
2012-09-25 Максим Калашников
В ожидании семнадцатого года
Почему нынешний кризис Российской Федерации политизирует отечественный промышленный бизнес?

Вполне респектабельный журнал «Эксперт» заговорил о том, что валовой внутренний продукт РФ монетизирован всего на 45%. Что политика Минфина и Центробанка буквально душат экономику страны нехваткой денег, обрекая инфраструктуру на износ и погибель. Что эмиссия могла бы стать источником экономического роста – если ее умело влить в «точки роста».

Полтора года назад мы говорили о том же самом, теперь это общепризнанный факт. Но почему сей резерв не используется в Российской Федерации?

Россия – финансовая колония

Прежде всего, кредитно-денежная система РФ несуверенна. Центробанк выпускает в обращение не столько денег, сколько нужно экономике, а столько, сколько долларов и евро поступает в страну. То есть, проводится де факто колониальная политика «валютной коллегии» (currency board). Так, как будто рубль – пустая бумага, ничем не обеспеченная, кроме запаса валют «привилегированных стран».

К чему это ведет? К совершенно искусственной нехватке рублевой массы. Якобы это помогает удерживать инфляцию. На деле инфляция никуда не исчезает: в отличие от «профессионалов» из ЦБ РФ и Минфина, мы знаем, что есть инфляция не только от переизбытка денежной массы, но и инфляция издержек. Например, от роста цен на топливо, на транспорт и электроэнергию. С такой инфляцией никакое сжатие рублевой массы не борется! Зато недомонетизация ВВП порождает нехватку ликвидности, а значит – и крайнюю дороговизну кредитов в РФ. Взять ссуду в банке для русского промышленника? Это в несколько раз дороже, чем кредит на Западе или в Китае. Нам достаются кредиты под 11% годовых, другим – по 15%. А нашим иностранным конкурентам кредиты дают под 4% годовых.

С кредитами под такие дикие проценты отечественное машиностроение развиваться не может! Его просто убивают. Ибо дай такие же проценты европейским, канадским, американским или китайским машиностроителям – и они погибнут. Власти РФ душат кредитной удавкой своих же машиностроителей, открывая рынок для иностранных конкурентов. Помилуйте: прежде чем кричать, будто отечественные промышленники ничего не могут толкового произвести и что они – неумелые лузеры, дайте нам сначала займы хотя бы на тех же условиях, что и за рубежом! Нет: нас продолжают удушать непомерными процентами – да еще и открывают при этом наш рынок в рамках обязательств по ВТО. Неужели Кремль решил полностью стереть с лица земли всю перерабатывающую индустрию страны?

Финансовая политика РФ, десятилетиями нацеленная на нещадное обдирание налогами всего, что еще шевелится, на кредитно-процентный «садизм», на высасывание денег из экономки страны и направление ее в пресловутый «стабфонд», довела страну до самой позорной деградации. Уже всем понятно, что она ведет в тупик. Но власть упорно ее продолжает!

Конечно, в нормальном государстве (и в СССР, кстати) решение напрашивается само собою: эмитировать рубли под кредиты на долгосрочные, живительные для развития проекты. Это может быть строительство автострад, которое подтолкнет развитие вполне частного бизнеса в обширных регионах. Да и не только шоссе – но и аэропортов, и морских гаваней, и мостов, и тех же железных дорог. (Посмотрите, как все это бурно строится в Китае!) Это могут быть кредиты под важные машиностроительные проекты. В мире наработан богатейший (и не используемый в РФ!) опыт использования таких эмиссионных инструментов, которые не допускают выплеска эмитированных рублей (марок, долларов и т.д.) на потребительский и валютный рынки. Мы о них на «Рое» говорили не раз.

«Да, безусловно, хорошо бы направить эмиссию через узкие русла конкретных проектов? – рассуждает предприниматель Константин Бабкин. - Под строительство сети дорог, спроектированной под перспективное размещение производительных сил. Чтобы ездить без пробок. То же самое – это строительство электростанций, жилья, промышленных кластеров, программа технического переоснащения и обновления села. При контроле за затратами, при пресечении коррупции. Ведь именно так поступают во всем остальном мире, именно так мы еще недавно с успехом развивали СССР.

Было б разумно даже строить новую столицу страны, а не расширять и без того уродливо раздутую Москву, уже вобравшую в себя 10% населения РФ. И то толку выйдет больше, чем от нынешних «мегапроектов».

Однако можно ли в нынешней России применить эмиссию для стимулирования экономического роста, даже если нынешние власти примут такое решение? Можем ли мы воспользоваться аналогом немецких векселей МЕФО или реинкарнацией советских безналичных «промышленных» денег?

Нет! И дело тут вовсе не в экономике. Страшно подумать, куда нынешний режим может направить эмитированные деньги. Она вполне может начать строить очередной супермост в никуда, на необитаемый остров, причем стоимостью в пару авианосцев. Или проведет какую-нибудь мундиаль по баскетболу, вбухав в это сто триллионов. Или примется высаживать пальмовые леса на Таймыре, за Полярным кругом. Под предлогом того, что, мол, инфраструктура Таймыра должна развиваться. Смешно? А зимняя олимпиада в субтропиках – разве не факт?

С Бабкиным трудно поспорить. Печальный факт состоит в том, что все нынешние «мегапроекты» власти затеваются не для того, чтобы страну развить, а ради того, чтобы банально красть. Чтобы вокруг каждой «мундиали», совершенно бесполезной для РФ, создать изощренную систему распилов и откатов, перевода денег в частные карманы. А когда больна голова, организм отдельными мерами не вылечишь.

Упущенный шанс инфраструктурных облигаций

Предположим, пускать печатный станок – вам страшно. Тогда можно составить продуманный, подкрепленный сметой затрат, план строительства инфраструктуры – тех же автострад, аэропортов, гаваней, мостов, электростанций и прочих подобных объектов. План, привязанный к национальному перспективному плану размещения производительных сил. Под план выпускаются государственные инфраструктурные облигации с гарантированным доходом. Тот, кто их купит, в любом случае получит свои деньги обратно и с неплохой прибылью. Тем самым государство привлекает в огромное строительство деньги, лежащие у народа буквально «под матрасом», деньги частного бизнеса из оффшоров, средства банков, страховых компаний, паевых фондов и того же Пенсионного фонда. Эмиссия (печатная машинка Центробанка) в таком случае приберегается на крайний случай – когда настанет срок расплачиваться по облигациям. Хотя к моменту расчета с держателями облигаций новая инфраструктура уже возникнет – и успеет дать первый экономический эффект, отчего эмиссия при возврате займов понадобится самая умеренная.

Глава «Росавтодора» Анатолий Чабунин в беседе с автором этих строк поведал, что видел в Минтрансе еще царскую инфраструктурную облигацию – на строительство Транссиба. С водяными знаками, с купонами для получения гарантированного государством дохода. А ведь это 1890-е годы! Уже тогда русское правительство умело привлекать сбережения бизнеса и народа в инфраструктурное строительство. Анатолий Михайлович недоумевает: почему бы сейчас не принять продуманный план строительства автострад и прочей инфраструктуры – и не выпускать под них такие же облигации, гарантированные государством?

В нынешней РФ это могло бы стать экономическим спасением. Ведь не секрет, что гражданам страны просто некуда вкладывать сбережения – люди от этого покупают автомобили. (Ибо просто нечего больше купить, приобретение жилья или обзаведение своим бизнесом требует средств как на целую автоколонну). Некуда вкладывать деньги банкам (депозиты у них за последние десять лет выросли с 3 до 13 трлн. рублей). Да и бизнес – в том же положении. Делать что-то самому просто рискованно: разоришься, не потянешь выплату слишком больших процентов, подвергнешься «наезду» силовиков, получишь ухудшение условий ведения дела и т.д. А тут – прекрасный способ вложить средства под железные гарантии приличного дохода. Это, к тому же, одновременно оттянет деньги с потребительского рынка.

Я помню, как моя бабушка хранила пачки еще сталинских облигаций – синеватые и зеленоватые ценные бумаги с водяными знаками, похожие на старые деньги, с водяными знаками, с гравюрами, изображавшими новые индустриальные гиганты, тракторы и паровозы. Все эти облигации были погашены государством в семидесятые годы. А до того люди их хранили, давали в долг, дарили, иной раз даже рассчитывались ими друг с другом. По сути дела, в СССР этот механизм использовался. Применялся он и в Соединенных Штатах (начиная хотя бы с «Займа свободы» в Первую мировую). А нынешний Евросоюз вынашивает планы выпуска инвестиционных облигаций на полтора триллиона евро для грандиозного строительства новой инфраструктуры и для поглощения «горячих денег».

Вот бы применить то же самое и в нынешней Российской Федерации!

Но, увы, и здесь мы приходим к той же банальной причине, не имеющей отношения к экономике – к крайней коррумпированности власти и ее полной некомпетентности. Она просто не в состоянии ни продуманного плана разработать, ни создать контроль за издержками. В итоге мы все равно рискуем получить строительство заведомо провального туристического кластера на Северном Кавказе, отсыпку острова-копии Российской Федерации в Черном море или сооружение Кремниевой долины, образно говоря, на Чукотке.

Памятники бездарности и коррупции

Возьмите для примера тот же саммит АТЭС во Владивостоке. Вот уж воистину – памятник глупости, бездарности государственного управления и воровства.

Выбросили на действо из кармана налогоплательщиков 20 миллиардов долларов, а что в итоге обрели? Самый большой в мире мост, ведущий на изолированный остров Русский. Там нагромоздили огромный кампус Дальневосточного университета, для заполнения коего студентов придется стягивать с половины Сибири. Но кто туда поедет учиться? И зачем? Ведь за постсоветские годы научный и промышленный потенциал Владивостока (и Приморья) оказался практически уничтоженным. Спрашивается: а кто тогда будет предъявлять спрос на кадры из пресловутого Дальневосточного федерального университета? На каких процветающих передовых предприятиях и в каких это научно-исследовательских центрах станут стажироваться студенты с острова Русский, у кого они будут перенимать передовой опыт? Ну, как в советские годы, когда студенты МГУ, МФТИ или Бауманки могли проходить реальную школу на работающих вовсю высокотехнологичных предприятиях СССР, в лабораториях отнюдь не полумертвых НИИ, под руководством не дряхлых старцев, а энергичных 40-летних специалистов, делающих новые проекты.

Ничего этого во Владивостоке нет и близко. Мы знаем, как еще в период грандиозной стройки на Русском помощник вице-премьера Шувалова ходил по промышленным бизнесменам и спрашивал: а не придумаете ли вы, чем занять университет? Ему выдали примерно то, что написано выше и объяснили: кампус останется полупустым. Тогда шуваловский подручный заявил: «Туда китайцы поедут учиться!» Чем вызвал невеселый смех. Китайцы? Да они поедут в лучшие европейские и американские вузы, сотрудничающие с работающими корпорациями хай тека. Или к себе, в китайские университеты-великаны, создаваемые при обновляющейся и расширяющейся промышленности. А при каких это русских процветающих корпорациях будет стоять ДВГУ на острове Русском? При бизнесе по ввозу в РФ подержанных тачек из Южной Кореи и Японии? При мастерах вывоза сырья? При территории, с которой население просто уезжает в европейскую часть?

Липа АТЭС и Сколково

Что вышло с пресловутым саммитом во Владивостоке? 20 миллиардов долларов потратили – но в Приморье не появилось ни прежнего по мощи рыболовецкого и торгового флота, ни прежнего вертолетно-ракетного производства (Арсеньев), ни новых биотехнологических предприятий, ни судостроения, ни современной добычи и переработки полиметаллов.

Официально саммит должен был презентовать проект реконструкции Транссибирской магистрали – для организации скоростной переброски морских контейнеров сухим путем из Азии в Европу (реанимация того, что было в СССР еще в начале 1980-х). Но стоимость транссибирско-контейнерного проекта – 35 млрд. долларов. Так не лучше ли было вложить эти 20 млрд. долларов прямо в Транссиб, а не выкидывать их на презентацию? Или лучше потратили б средства на строительство моста, связующего материк с Сахалином – да на развитие на острове кластера полной переработки добываемой там нефти.

Можно привести в пример и гибнущий нынче проект «наукограда» в Сколково. Ведь его делают не профессионалы-инноваторы и не промышленники, а пиарщики-пропагандисты и чиновники. Теперь Сколкову уже не хватает первоначально запланированных двух миллиардов долларов. Причем очевидно, что эта имитация Кремниевой долины - мертва с самого начала, будучи чистой показухой и откровенным идиотизмом (в части смешивания на территории одного технополиса пяти совершенно разных научно-технических направлений). Громадные деньги с самого начала вбухивались не в дело и не в мозги, а в бесполезные стены.

К чему это говорится? Да к тому, что хоть в случае просто эмиссионного стимулирования развития экономики РФ, хоть при выпуске инфрастурктурных облигаций нынешняя власть вместо продуманного плана инфраструктурного строительства породит новые сколково и саммиты-атэс. Власть не может эффективно использовать заемные деньги! Он просто бездарно вбухает триллионы рублей в мертвые памятники своей алчности и никчемности. А единственным результатом такого «развития» станут лишь увеличившиеся личные состояния придворной клики. Ибо дело – в болезни именно головы, а не всего национального тела.

Эта власть по определению не может сделать ничего подобного. Она не может с помощью эмиссионного или облигационного механизмов освободить частные и акционерные предприятия от чрезмерных налогов и дать нашей промышленности равные условия с зарубежными конкурентами. Уже кричать хочется: да дайте же нам, наконец, пространство для жизни, чтобы было интересно производить и инвестировать, и при этом инфраструктурой обеспечьте! Но с таким же успехом можно вопить в пустыне. Власть давно стала «отдельной планетой», для которой нужды народа – пустой звук.

Все это просто толкает отечественных промышленников в политику. Нам просто не остается иного выбора. Более двадцати лет наша индустрия вынуждена жить в условиях кошмара, вечного форс-мажора, дикой нехватки средств и прогрессирующего маразма власти. Наша промышленность выживает в основном вопреки действиям московских «рыночных» чиновников и прочих «реформаторов». Мы не можем получить того, что обыденно и привычно западным и китайским промышленникам в их государствах. А теперь нас, со вступлением в ВТО, и вовсе готовятся извести под корень, истребить как класс. Мы уже твердо убеждены в том, что полная деиндустриализация РФ и сведение ее к роли примитивного поставщика сырья для окружающего мира – неписаная, но твердо проводимая в жизнь государственная политика.

Очевидно, что нужно менять прежде всего «голову» во имя спасения всего организма. Что нужны новые люди у власти – носители разумной политики, обладатели здоровой психологии. Люди прежде всего честные. Но, как мы не раз уже убеждались, нынешняя власть не желает уходить и уступать место более компетентным и чистым помыслами. Именно это подвело РФ к краю национальной катастрофы. Уж слишком походит то, что происходит сегодня, на канун 1917-го.

Максим Калашников

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Экономический кризис
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.

26.12.2019 Сергей Беляк
Интервью. Ленинград-Петербург никогда не был центром преступного мира страны. Оставьте эту сомнительную славу Москве или тому же Иркутску, где существовало в те годы гораздо больше различных преступных группировок и совершалось в разы больше тяжких преступлений, связанных с ними. А Питер можно было сравнить по этим показателям с Рязанью или Новосибирском.