АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 26 марта 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Битва за «Камчатку». В память о легендарном музыканте
2007-05-25 Глеб Таргонский
Битва за «Камчатку». В память о легендарном музыканте

В 80-х годах прошлого века о том, что это такое за «странное место Камчатка», и где оно находится, знал любой ленинградец, имеющий даже самые скромные познания в области русского рока. Это была не просто котельная семейного общежития на лице Блохина. Это был храм новой музыки и острой, глубоко жизненной, нефальшивой поэзии, храм, который волею судеб оказался загнанным под землю, в подвал, к котлам. При жизни Виктора Цоя критики и просто слушатели вели затяжные споры: а нужен ли он народу?

Пожалуй, народ сам ответил на этот вопрос сразу после трагической гибели лидера группы «Кино» 15 августа 1990 года. На похороны легендарной звезды к Богословскому кладбищу пришли тысячи, десятки тысяч людей – разных национальностей, разной веры, разных политических позиций. Почитатели творчества Виктора приезжали из других городов, ночевали прямо на кладбище в ожидании процессии, ставили свечи у могилы, сотни, тысячи свечей. Они ответили на вопрос «нужен ли Цой России?» раз и навсегда.

И мне горько писать, что почти семнадцать лет спустя, вопрос все равно остается открытым. Всему виной – фирма-застройщик, намеревающаяся направить свои бульдозеры на самое дорогое – память о поэте!

История началась с полгода назад. Дом, в котором размещается музей, где, кстати, представлены личные вещи Виктора Цоя, например, его гитара, приобретенная им еще в 70-х годах, был передан из муниципальной собственности в ведение частной фирмы ЗАО «Градостроитель Санкт-Петербурга».

Фирма намеревалась снести дом, а на его месте построить дорогую гостиницу – ведь район относится к числу престижных (до Петропавловки десять минут ходьбы). Отметим, что ко всему срок аренды у музея истекает через пять лет.

Возникает вопрос: выходит, что Цой сейчас не нужен России? Выходит, что не нужен, раз власти так вот запросто отдали объект культурного наследия федерального значения под снос.

А может это не случайность, не досадное недоразумение, может, это еще одно выражение закономерностей путинского строя? Ведь ни для кого ни секрет, что особенностью внутренней политики государства является, помимо усиления всестороннего полицейского контроля, непрерывное стремление к авторитаризму, к культу одной личности, пиар проекта, которого мы знаем под фамилией Путин. Размеры этого культа принимают поистине размеры царского агитпропа эпохи Николая I. Доходит до откровенного маразма – на днях на таможне задержали партию карикатур на нашего президента, по причине «нанесения стране морального урона». Вот такой мир хотят построить господа бюрократы, и в нем нет места герою вообще и Виктору Цою в частности. Поэтому и дом с музеем отдали легко и без сожаления. Цой в путинскую реальность не вписывается? Почему? Давайте разберемся.

Цой родился 21 июня 1962 года в Ленинграде в семье инженера и преподавателя физкультуры. Он не был примерным учеником и тихим ребенком – в обычной школе он всегда находился на грани отчисления, из детской художественной школы его без обиняков «попросили на выход». Не пытаясь влиться в систему, которая демонстрировала уже тогда заметные сбои, Цой все чаще обнаруживал, что руководить им может отнюдь не чувство страха перед сильными мира сего, а совесть.

Далее – зрелость. Творческие поиски. Череда успехов и неудач. Он организует группу «Кино», становиться ее бессменным лидером. К середине 80-х Цой становится не просто популярным рокером, а символом эпохи, воплощением мужественного пафоса в самом позитивном смысле этого слова. В 1988 году выходит альбом «Группа крови»: целая страна живет не просто песнями, строчками и аккордами, она напевает в скверах и на прокуренных кухнях: «мне есть, чем платить, но я не хочу победы любой ценой». А эпизодическая роль Цоя и группы «Кино» в культовом кинофильме «Асса» обеспечила им безоговорочную любовь советской молодежи.

Лебединой песней Цоя можно считать его участие в картине Рашида Нугманова «Игла», вышедшей на экраны в 1989 году. Здесь Цой впервые в советском кино исполнил роль необычного, но чрезвычайно сильного и смыслообразующего типажа: сыграв героя-одиночку, выступившего против системы криминального содержания, он словно стал художественным примером той непреложной истины, что порой и «один в поле воин». Даже смерть героя Цоя в финале фильма воспринимается зрителем как его победа – ведь тот, кто рискнул бросить вызов миру, кто настолько слился со своим долгом в единое целое действие, кого зовет в дорогу стук «может сердца, а может стук в дверь», тот все равно побеждает, даже через свое поражение. Правда и справедливость рано или поздно берут верх над любой мерзостью, на их стороне сражаются герои, принимающие друг у друга знамя борьбы.

После «Иглы» Цой гастролирует в рамках движения "Next Stop" в Дании, Франции, принимает самое активное участие в совместном итальяно-советском рок-фестивале "Back In USSR", проходившем в Италии. Также группа «Кино» выступила с гастрольными турами по всему Советскому Союзу.

В том же 1989 году группа выпускает свой новый альбом «Звезда по имени Солнце». Темы, поднятые в нем, такие же острые, как и озвученные в предыдущем сборнике. Особенно рельефно разработан вопрос о бунте юности против враждебной системы круговой поруке и всесильности бюрократического аппарата, фатально отчужденного от народа. Цой чувствительным сердцем поэта словно бы предчувствует жестокую горячую фазу гражданскую войну эпохи безвременья: начавшуюся с расстрела Белого дома и закончившуюся (надолго ли?) кровавым фарсом Первой Чеченской. «Война – дело молодых» входит в реалии жизни советских граждан: она уже не в далеком жарком Афганистане, она – на пороге каждого дома.

15 августа 1990 года Виктор Цой трагически погиб в автомобильной катастрофе на латвийской трассе. В конце 1990 года товарищи по группе восстановили пострадавшую в той роковой аварии пленку с записью песен рокера. Так появился своего рода альбом-напутствие «Кино» «Черный альбом»…

Да, порой поэт стремился скрыться от мира, «идущего на него войной», скрыться в бесшабашном пьянстве, в уходе в самого себя, в добровольное затворничество в «Камчатке».

Таков он, Цой – человек-герой, поэт-образец. Человек, который проповедовал не жизнь овоща, но жизнь человека, сражающегося каждый день за свое счастье, у которого ладонь всегда готова «превратиться в кулак». Именно за это его чурается Система, именно за это его любим мы.

Но любить – одно, а противостоять искоренению памяти о Викторе Цое – это другое. Возможно ли противостояние в наше время всесильного доллара и бланка бюрократа? События прошедшей недели отвечают на этот вопрос утвердительно. Вдумайтесь, всего за неделю через Интернет, через агитацию в ВУЗах и школах, удалось организовать целый фронт борьбы за «Камчатку». Волонтеры развернули широкомасштабное наступление на трех направлениях: был организован сбор подписей против сноса «Камчатки» для последующей передачи этого письменного выражения протеста губернатору Петербурга, в Законодательное собрания и в последующие инстанции (надо сказать, что к «моменту истины», т.е. к 20 мая их было собрано более 700); юристы приступили к проверке законности сделки между властями и ЗАО; на 21 мая была назначена сходка граждан, на которой намечалось определить фронт «уличной борьбы». Вместе с этим усилилось давление непосредственно на руководство фирмы. Активисты звонили генеральному директору и в вежливой, но жесткой и ультимативной форме довели до него информацию следующего содержания: «Камчатка» должна быть сохранена, иначе народ просто не простит фирме снос этого памятника истории и культуры.

Противостояние достигло своего апогея в воскресенье, 20 мая. Напуганная не только настойчивостью протестующих, но и подъемом народного возмущения в городе вообще (благотворное влияние двух прошедших Маршей Несогласных имело место быть и здесь), дирекция благоразумно решила пойти на компромисс. Вечером того же дня, фирма и дирекция музея пришли к устраивающему всех решению: дом, после расселения и проведения необходимых работ, превратиться в гостиницу, но сама «Камчатка» останется неприкосновенной, более того – аренда будет оформлена по льготным ценам. Руководство ЗАО благоразумно решило, что лучше пойти на лишние траты, чем столкнуться с возмущенными массами.

В итоге сход граждан, который должен был пройти как смотр сил, готовых встать на защиту «Камчатки», превратился в настоящее празднование победы. Активисты АКМ, «Коммунистов Петербурга», ФСМ и просто почитатели таланта музыканта, участвовавшие в борьбе, почтили его память возложением цветов к мемориальному барельефу, пением его нетленного, так по-современному звучавшего «Перемен, мы ждем перемен». Это была действительно победа: мы защитили не просто памятник, нет – мы защитили саму память о Викторе Цое, память, которую мы никому не позволим вогнать в забвение. Цой – в наших сердцах, а, значит, и в наших делах.

Итак, урок битвы за «Камчатку» может быть один: противостоять социальной несправедливости надо всегда и везде. Не важно с чем она связана – с незаконной уплотнительной застройкой, со сносом исторических памятников, с попиранием конституционных прав и свобод. Нас, честных, много, больше, чем бы того кое-кому хотелось. Вместе – мы сила! А зачем быть сильным? Ответим песней Цоя?

«Ты должен быть сильным,

Иначе зачем тебе быть?»

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Партизанские будни
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
20.3.2019 Юрий Нерсесов
Наследие предков. Современная глобальная цивилизация безжалостна к традициям и воспитанные ею безродные космополиты сплошь и рядом не знают об истории собственного народа. То, что Александр Борода и Адольф Шаевич делают с «Книгой Эсфири», даже обрезанием не назовёшь – перед нами чистой воды кастрация! Не менее противная, чем издевательство над русскими былинами министра культуры России Владимира Мединского.

16.3.2019 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. «Падишах моего народа - чеченец. - Объявил в своём блоге бывший министр обороны масхадовской Ичкерии, а ныне депутат парламента кадыровской Чечни от «Единой России» Магомед Ханбиев. - Я с русскими никогда не разговариваю. Я русским никогда слово не говорю. Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом, ни с офицером. И я их не люблю даже сегодня. Я сын Ичкерии!» После некоторой паузы уважаемого Магомеда стали отмазывать в стиле незабвенного «Рафик ни в чём не виноват!»

8.3.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Безусловно, главной задачей Совершаевой на сегодня является успешное проведение губернаторских выборов. С чем, как уже очевидно, имеются большие проблемы. Усиление клана Ковальчуков и то, что Совершаеву называют теперь их «полномочным представителем» в Смольном, вызывает недовольство других групп влияния федерального уровня. Возможно, расклад сил изменится уже в ближайшее время.

3.3.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Так сам ли Быков пишет свои книги? Или за него литературные негры строчат, как за министра культуры России Владимира Мединского? Мне страшно даже думать про такую пакость, а потому предлагаю верить в лучшее. То есть в раздвоение Зильбертруда. Или в спорящих внутри его черепушки тараканов-мозгоедов.

22.2.2019 Олег Миронов
Apocalypse now. Сурков - автор неплохих декадентских стихов и даже Агата Кристи под его патронажем записала альбом. Любопытно, что там есть такие слова: «Наш хозяин - Денница». Денница — это Люцифер. Думаю, что он применял методы добиться откровения в попытках понять, прочувствовать «русское бессознательное». Там, в этом состоянии, в этих практиках, вполне вероятно, и встретился с тем самым «хозяином».

19.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. Толпа регулярно скандировала частушки с упоминанием слова «Беналла». Злые языки в СМИ намекают, что Александр Беналла – любовник президента Эммануэля Макрона. Сегодня он компрометирует его не меньше, чем когда-то Распутин компрометировал последнего русского царя...

4.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. То, что творилось в Париже в эту субботу, 2 февраля, на так называемом «Акт 12» (двенадцатая суббота протестов), - беспрецедентно. И это при том, что последние три субботы протестных акций происходили относительно спокойно по сравнению со столкновениями 5 января. Но всё по порядку.

24.1.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 75-летие полного снятия блокады – хороший повод вспомнить о тех, кто руководил в те годы жизнью города и его обороной. Речь пойдёт об одном из ближайших соратников главы Ленинграда Андрея Жданова – втором секретаре обкома партии, генерале Терентии Штыкове. Личность весьма примечательная, оставившая немалый след не только в отечественной, но и в мировой истории.

23.1.2019 Владислав Шурыгин
Социал-дарвинизм. Всячески поддерживая и одобряя (а как иначе!?) всё задумки «ОнВамнеДимона», я предлагаю назвать этот год работы в правительстве, годом Спасения и Сохранения электроэнергии (сокращённо СС). Медведеву присвоить звание почётного рейхсфюрера СС. А к названию страны Российская Федерация, если всё у них получится, добавить гордое Konzentrationslager…

21.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. С точки зрения левых тараканов Сёмина, Фридрих Энгельс на вопрос «Наш ли Шлезвиг-Гольштейн?» должен был ответить «Наш ли Крупп?», а затем разоблачить захватническую позицию прусского империализма. Он его и разоблачал, но строго по делу.