АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 5 декабря 2020 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2009-04-23 Александр Подрабинек:
Становится стыдно называться правозащитником

Поговорили о проблемах некоммерческих организаций и плохом законе об НКО, о малом бизнесе и судах, об экстремизме и экологии, коррупции и тюрьмах, о детях и беженцах, об армии и призывниках, о свободе манифестаций и безопасности правозащитников и журналистов. – Комментирует обозреватель «Новой Газетвы» Александр Порабинек недавнюю встречу президента РФ с правозащитной общественностью. – Медведев не удивлялся. Трудно себе представить, что он всего этого не знает или не может при желании узнать; что он обделен подобной информацией или не имеет к ней доступа. Тогда в чем смысл бесконечного повторения очевидных политических истин президенту, который все понимает, но ничего не делает? В чем смысл таких встреч, кроме рекламного, когда президент в заботе о своем демократическом имидже демонстрирует свою близость к обществу, а пригретые государством правозащитники – свою близость к власти? На самом деле, помимо рекламного смысла существует еще и традиция. Очень старая – традиция шутовства. Монархи дозволяли своим шутам говорить то, что они не могли услышать от других своих приближенных. Традиция, освященная веками…

Выступавшие тоже не упустили случая изъясниться в лояльности и собственной конструктивности. Российский омбудсмен Владимир Лукин попросил Медведева о включении Уполномоченного по правам человека РФ в той или иной форме в Совет Безопасности – «либо в качестве члена, либо в качестве постоянно приглашённого».

Светлана Ганнушкина («Гражданское содействие») попросила Медведева стать инициатором восстановления правительственной комиссии по миграционной политике и попутно отвесила поклон Федеральной миграционной службе, «с которой мы сотрудничаем и которой я очень сочувствую».

Сергей Цыпленков («Гринпис») попросил восстановить государственную экологическую экспертизу и очень смело, прямо в глаза Медведева два раза его процитировал. Затем, негодуя по поводу одного конкретного случая, пояснил, обращаясь к Медведеву, «что это верх цинизма, особенно если смотреть через призму Ваших выступлений».

Валентин Гефтер (Институт прав человека) предложил Медведеву создать комиссию по проблемам расистского насилия, ксенофобии и дискриминации или, ещё лучше, учредить должность спецпредставителя или национального координатора. «А у нас много наработок и по законодательству, и по конкретным практикам работы с правоохранительными органами», — тут же невинно добавил Гефтер.

Алексей Симонов (Фонд защиты гласности) попросил «приравнять гражданских активистов, журналистов и адвокатов к государственным служащим, к сотрудникам правоохраны и судьям». Тогда, наверное, власть не будет их трогать как своих, а все прочие будут их бояться как представителей власти. Должны же активисты гражданского общества как-то защищаться от граждан и от общества? И, чтобы закрепить успех, Симонов попросил президента найти возможность, выступая по телевидению, сказать все этак, «чтобы люди знали: вы – наш единомышленник».

Но всех переплюнула Ирина Ясина (Клуб региональной журналистики). Видимо, сознавая свое ничтожество и величие президента, она начала выступление просто: «Дмитрий Анатольевич, спасибо большое, что так долго нас слушаете». Затем она рассказала Медведеву, какая огромная на нем лежит ответственность за выход из кризиса с правами человека, и что власть в России сакральна, обожествляема кем-то, поэтому власть должна быть образцом для подражания. «Понимаете, примеры милосердия, примеры гуманного отношения должны у нас, прежде всего, исходить сверху, от вас, от ваших жен, от ваших детей», — совершенно даже не шутила Ирина Ясина. Закончила она свое выступление очень трогательным признанием: «Господин Президент, я очень хочу гордиться своей страной, и я очень хочу гордиться своим Президентом». Медведев ей не возражал.

Да и что возразить? Каждый сам выбирает предмет для обожания, подражания и гордости. Кто-то хочет гордиться президентом, кто-то флагом, кто-то Вооруженными силами. Я, например, и сам был бы рад гордиться сегодняшним правозащитным движением, как гордился принадлежностью к диссидентскому движению в 70-х годах, да сегодня что-то не получается. Чаще наоборот — становится стыдно называться правозащитником, когда люди, именующие себя также, раболепно приходят в Кремль говорить льстивые слова никчемному человеку, занявшему не свое место.

Комментарий «АПН Северо-Запад»: С Александром Подрабинеком трудно не согласиться, хотя интервью редактора «Новой Газеты» с президентом выдержано в том же духе.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Гримасы либерализма
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.