АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 25 февраля 2024 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2023-10-19 Алексей Орлов:
Война. Сюрпризы организма

Когда возвращаешься с войны домой, то только в мирной обстановке начинаешь понимать, что что-то идёт не так.

«Там» вроде всё было нормально, самочувствие хорошее, и жил вроде обычной жизнью, как на гражданке. Поэтому создаётся ощущение, что возвращение не принесёт особых проблем. Вот тут–то и кроется главная ошибка. Мало кто учитывает, что на войне человек живёт в постоянном стрессе, и со временем все функции организма перестраиваются под решение определённой задачи – выжить. Мы этого можем и не замечать, скрытые возможности нашего организма для его перестройки вполне обходятся и без работы мозга. Поэтому то, что ты вернулся таким, как уходил, это всего лишь иллюзия.

Только дома, там где все эти «бонусы» не особо нужны, начинаешь замечать: насколько у тебя широкое поле зрения, обострённый слух, пониженный болевой порог, повышенная скорость реакции, ускоренная моторика, селективность восприятия звуков, эмоциональная бедность. В целом организм мобилизован. И это состояние продлится ещё достаточно долго. Скорее всего, до тех пор пока не поменяется гормональный фон.

После первой «командировки» я два месяца не мог спать. Мозг отфильтровывал незнакомые звуки, на которые тут же включался. После пары месяцев такого сна урывками состояние было достаточно истеричное.

И вот тут самой плохой идеей будет менять гормональный фон с помощью алкоголя. Конечно любые наркотики провоцируют выделение определённых гормонов, но ваш отмобилизованный организм и так в стрессе, причём уже в долгом, его работа «на максималках» налажена, и неожиданный выплеск в эту и так работающую на пределе систему дополнительных гормонов смертельно опасен. Ваша тушка просто не вкуривает, что происходит и начинает давать сбои. Такие вещи всегда стоит учитывать и не начить пить «как не в себя» сразу после «дембеля». Мало кто знает, но в конфликтах малой интенсивности потери бойцов на поле боя меньше, чем гибель от пойла после войны.

В целом мало кто представляет какие скрытые силы и способности заложены у нас в организме. А также механику их включения и работы. Ясно только одно – мозг достаточно медленный инструмент для выживания при форс-мажорах.

В один, не очень приятный момент, сидели мы с разведчиком в погребе, а нас обстреливали два 120-мм миномёта. Страха не было. На войне страх воспринимается как-то по-другому. Я, например, больше нервничаю, что не могу контролировать ситуацию, не понимаю, куда попадёт следующая мина. И тут попадание почти нам в крышу, и сразу за этим сверху приходит «пакет» «Града». Я посмотрел на разведчика – его колотила крупная дрожь, меня тоже. Сначала подумали, что от страха, но страха не было. Нам просто было очень холодно. Я много чего в жизни видел, и замерзал сильно не раз, но так холодно мне не было ни когда.

Ларчик открывается просто: когда организм понимает (как он это делает - загадка), что сейчас будет крупная кровопотеря, он перекрывает периферийное кровообращение. Кровь ни в руки не в ноги практически не поступает. И ты мёрзнешь как бурый мишка на Северном полюсе.

Примерно то же самое происходит при ранении, когда спазм сосудов повреждённой области не даёт крови выходить.

Что в нас заложено и как это работает требует глубокого изучения специалистов. Но не вызывает сомнений, что активация этих скрытых сил связана с гормонами. К сожалению в последние десятилетия учёным больше нравится играть в Бога, изучая ДНК, хотя работа человеческого организма далеко не изучена и на более крупных его уровнях. А пользы от этого было бы много.

Алексей Орлов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Операция Z
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.