АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 27 сентября 2021 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2021-03-16 Юрий Нерсесов:
Мне Титыча не хватает
Депутату Законодательного собрания Петербурга Юрию Шутову умершему в колонии для пожизненно осуждённых «Белый лебедь» сегодня 75 лет. Выпускающий редактор «АПН Северо-Запад» ответил на вопросы газеты «Набат» о знакомстве с Шутовым и причинах его ликвидации.

— Когда Вы познакомились с Юрием Шутовым, насколько тесно с ним общались и каковы Ваши впечатления об этом человеке?

— В начале 90-х после выхода одной из критических статей в адрес питерской мэрии, где упоминался и он. Шутов пригласил меня пообщаться и заметил, что к деятельности городской администрации уже давно отношения не имеет, с Собчаком поссорился и возможно сотрудничество. Однако тогда мы ни о чём конкретном не договаривались, да и ему было не до того — шёл суд по совершенно безумному набору обвинений: от вымогательства и контрабанды золота до убийства литовских таможенников в Мядининкае и подготовке покушения на президента Азербайджана Абульфаза Эльчибея. Не хватало только шпионажа в пользу Ватикана и попытки отравить Ельцина некачественным самогоном. Дело развалилось в 1996 году, когда Юрий Титович сотрудничал с оппозиционной газетой «Новый Петербург», где тогда работал и я. Общались не слишком часто, но я участвовал в его избрании депутатом Законодательного Собрания, а он помогал газете на процессе против Собчака. Запомнился своей совершенно неуёмной энергией и обаянием, умением заводить людей. После иска от Собчака руководство газеты первое время склонялось договориться, но Шутов влетев в редакцию с порога заорал «Только в бой! Адвокаты — моя забота!» И мы выиграли. Ещё спорили иногда на исторические темы, в основном связанные с флотом — оба закончили Ленинградский Кораблестроительный институт. Шутов категорически настаивал, что советские подводники попали в немецкий линкор «Тирпиц» и я так его и не разубедил. Ну очень ему хотелось, чтобы наши побеждали. Было даже слегка трогательно наблюдать, как не сильно молодой мужик, который и сидел, и покушение пережил, и в политических интригах участвовал, вдруг становится пионером, идущим на «Чапаева» в десятый раз и уверенный, что сейчас-то Василий Иванович точно выплывет!

— Тем не менее официальная пропаганда сделала из Шутова злодея, организатора банды и пироманьяка. Верите ли Вы в предъявленные ему обвинения и вообще в связь с криминальным миром, тем самым «бандитским Петербургом» 90-х, о котором так много говорилось и писалось?

— А кто не был связан с «бандитским Петербургом»? Посмотрите на фото похорон бывшего начальника неформальной охраны вице-мэра Петербурга Путина Романа Цепова: там и нынешний главком Росгвардии Виктор Золотов, и тогдашний начальник питерского ГУВД Михаил Ваничкин, и глава тамбовской группировки Владимир Кумарин, и журналисты, и коммерсанты… Кстати отравление Цепова, стилистически похожее на ликвидацию подельника олигарха Березовского — подполковника ФСБ Литвиненко, так и осталось нераскрытым. Зато Кумарину сейчас пытаются пришить убийство либеральной депутатки Госдумы Галины Старовойтовой, только причину не могут придумать.

Не думаю, что существовали бизнесмены, работавшие тогда без нарушений, но Шутову-то их в вину не вменяли! На него навешана целая обойма покойников, смысла убивать которых ему не было — ни банк «Менатеп-Петербург», ни специализирующееся на разработке аккумуляторов ОАО «Источник», ни одну из других фирм ни он, ни кто-либо из связанных с ним людей не получил и не старался получить. Обвинения эти, на мой взгляд, точно такой же бред, как и те, по которым он оправдан. Шутова требовалось упрятать в тюрьму и желательно навсегда, что и было сделано. Не вышло за литовских таможенников и азербайджанского президента? Сочиним другое. О непричастности к вменённым убийствам говорит изменение меры пресечения для Шутова Калининским районным судом 16 ноября 1999 года. Причём частным определением суда возбуждение дела признано незаконным — через несколько минут в зале появился спецназ, освобождённого снова забрали и больше на свободу он уже не вышел.

— Чем же Шутов так мешал?

— Его дело нельзя рассматривать в отрыве от политических событий того времени. По результатам выборов 1995 года коммунисты и их союзники получили порядка 40% мест в Государственной Думе, а ЛДПР, «Яблоко» и другие оппозиционные партии ещё более 20%. Одним из первых решений Думы стало создание 9 февраля 1996 года Комиссии по анализу итогов приватизации в 1992-1996 гг. и ответственности должностных лиц за её негативные результаты. Шутов, как помощник лидера Российского Общенародного Союза Сергея Бабурина, возглавил региональный филиал Комиссии по Петербургу и Ленинградской области. Кто занимался приватизацией, наряду с мэром? Председатель Комитета по управлению городским имуществом Сергей Беляев, его зам и преемник Михаил Маневич, другой зампред КУГИ, будущий глава Госкомимущества Альфред Кох…Тут же рядом бывший зампредседателя Ленинградского горисполкома, предшественник Коха на посту Госкомимущества Анатолий Чубайс, председатель Комитета внешнеэкономических связей, вице-мэр Владимир Путин…

Комиссия, за которой стояли не только думское большинство, но и ряд видных фигур режима, например мэр Москвы Юрий Лужков, могла серьёзно осложнить жизнь им всем. По большому счёту стоял вопрос: кто подберёт власть из рук спивающегося и деградирующего Ельцина? Левоцентристский альянс, наподобие правительства Примакова-Маслюкова или «молодые реформаторы»? Прорабатывались самые экзотические варианты, вплоть до перехода к монархии, во главе с внуком князя Владимира Романова, Георгием Гогенцоллерном с его женитьбой на Ксюше Собчак и бывшим вице-премьером Борисом Немцовым во главе правительства. Однако альянс с «питерскими чекистами» во главе с Путиным смотрелся перспективнее и безопаснее. Его и избрали, но в начале второй половины 90-х весы колебались.

После поражения Собчака на губернаторских выборах 1996 года, его обвинили в злоупотреблениях власти. Путин (тогда глава Главного контрольного управления президента и замруководителя его администрации) 7 ноября 1997 года помог вывезти своего бывшего босса в Париж. Но все проблемы это не решало, комиссия продолжала работать и объявила о нарушениях в ходе приватизации многих предприятий. Обвинения в фальсификации документов производственного объединения «Победа» с ущербом в 929,6 млн рублей, хищении 20% акции на заводе «Фарфор», крупных финансовых нарушениях на том же «Источнике», лишь маленький фрагмент всего нарытого. И почти везде присутствовала фамилия Маневича, который после поражения Собчака не ушёл из Смольного подобно Путину и другим, а предпочёл остаться да ещё получив пост вице-губернатора. Ваучерный «гений» Анатолий Чубайс и его сподвижник Михаил Маневич. На заднем фоне Кудрин. Я не могу точно утверждать, что Маневич являлся для ушедших предателем или слабым звеном. Но его застрелили 18 августа 1997 года, 3 октября Собчака привлекли по делу о коррупции, но само расследование началось раньше. Так что не исключено, что вслед за экс-мэром, в нём бы появились и соратники, включая Михаила Владиславовича…

— Однако Чубайс на могиле Маневича намекал, что его убил Шутов…

— Намекал. Через неделю после его отправки на пожизненное Чубайс заявил: «Всё, что я обещал на могиле Маневича, я выполнил слово в слово: все организаторы убийства сидят пожизненно, ни один из них не выйдет». Очень пафосно, да вот только врагам молодых и не очень реформаторов, мёртвый Михаил был не нужен — исключительно живой и разговорчивый. Ну, а при попытке доказать обратное могло всплыть много лишнего. Мне почему-то приходит в голову рассказ «Новая Москва» замечательного писателя, священника Ярослава Шипова:

«Протокольного вида человек, определённо имевший навык выступать на митингах и собраниях, стал возле гроба, снял шапку и начал прощальное слово. Он проникновенно вещал о новой жизни, которая дала дорогу таким, как покойный, о новой Москве, для которой покойный, как и все, собравшиеся здесь, не жалел сил, и о том, как это не понравилось «некоторым из прежних»… — Заказчик, — почти не раскрывая рта, пробормотал распорядитель, снова оказавшийся рядом с нами. — Похорон или… — тем же манером спросил приятель. — И того, и другого».

— Что непосредственно предшествовало аресту?

— Публикация Шутова в «Новом Петербурге» под заголовком «Неужели это правда?», в которой помимо прочего сообщалось: «За время почти пятилетней службы в ГДР капитан госбезопасности Путин ощутимых результатов не добился. Однако был замечен в несанкционированном контакте с представителем агентурной сети противника. После чего немедленно отправлен в Союз, куда отбыл на купленной в ГДР подержанной автомашине ГАЗ-24 «Волга» с тремя коврами немецкого производства…Собчак охотно информировал помощника проректора Путина по всему спектру интересовавших его вопросов. Папочка с оригинальными рукописными донесениями этого информатора, называемая на канцелярском языке УКГБ «Рабочее дело агента», впоследствии, в 1990 году, оказалось очень весомым аргументом при поступлении Путина на работу в качестве советника председателя Ленсовета» («Новый Петербург», 24.12.1998 г.).

— Разве это может быть правдой?

— Не знаю. Статья вышла 24 декабря 1998 года, а Шутова арестовали 16 февраля 1999 года. Его бывший приятель Александр Невзоров, добросовестно повторив официальную версию в итоге признал: «Титыч настолько неаккуратно писал и разговаривал, не понимая, что некоторые персонажи уже не могут упоминаться в том контексте, в котором он их упоминает, что в принципе и к этим персонажам за то, что они применили какое-то силовое воздействие, тоже никаких претензий быть не может».

— Каков вклад Шутова в независимую журналистику Петербурга и России?

— Невзоров признавал, что многократно получал от него информацию, которую «взять было больше неоткуда». То же самое можно сказать и про редакцию «Нового Петербурга». Выступая с патриотических позиций, он (как тот же Невзоров, а в Москве — редактор газеты «Завтра» Александр Проханов) был одним из тех, кто принёс в это направление современный стиль. Отличный и от кондово-сусловского, которым грешат коммунистические газеты и от совсем уж допотопного, в котором до сих пор работают издания православно-монархического толка. Мне Титыча не хватает.

Беседовал Владимир Сахаровский

Газета "Набат"

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
In memoriam
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.