АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 12 декабря 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2019-06-14 Михаил Трофименков:
Главному киноведу Сталину удалось построить свой анти-Голливуд

Когда российское кино предстанет на Страшном суде — для соблюдения ритуала, ведь сразу понятно: его нужно отправлять в ад, - святой Петр спросит, что оно может сказать в свое оправдание. Думаю, ответа он не дождется. - Рассуждает кинокритик Михаил Трофименков на портале собака.ру. - Был, конечно, Леша Балабанов, который слышал музыку абсолютно немузыкального времени, как Блок в 1918-м. Его кончина в 2013 году стала смертью русского кино. Сейчас есть талантливые и замечательные люди: Леша Федорченко, Саша Велединский, Катя Шагалова, Олег Погодин, — но никакое кино не может существовать благодаря нескольким режиссерам. Потому что оно — это не только и не столько искусство, а прежде всего индустрия. Среди функций кино эстетическая стоит на последнем месте. Чтобы появлялись гении, нужна ежедневная работа, конвейер. Фильмы любого из великих режиссеров, от Годара до Поланского, — это незапланированные отходы от производства. А как раз индустрия у нас уничтожена, Россия не стала правопреемницей величайшего советского кино.

Большевики делали то, что нельзя по определению. Если взять из другой области пример, придя к власти, они шикарным жестом опубликовали все тайные договоры, заключенные царским правительством. К концу 1920-х стало понятно, что, поскольку мировая революция не состоялась, надо строить свой анти-Голливуд — контрсистему в отдельно взятой стране. И это удалось. Благодаря Шумяцкому, который был министром кино, и Сталину — главному кинозрителю, кинорежиссеру и киноведу. Более того, система оказалась самоокупаемой и приносила 1000 процентов прибыли. Этим советское кино и было уникально: сочетало фантастическую коммерческую успешность с высочайшим качеством.

Я в юности не очень уважал советское кино и сейчас наверстываю упущенное — иногда потоком смотрю фильмы за какой-то год. И все больше поражаюсь его цветущей сложности, насколько оно было разным и интересным, как не устарело, сколько смыслов там открывается — иногда в одной фразе или детали. И конечно, всегда мы смотрим кино в первый раз. Потому что оно преображается вместе с нами: меняемся мы и наш взгляд, и мы видим его уже по-другому.

Конечно, система не была идеальной — иначе бы она не начала гнить с 1970-х и не рухнула. Сейчас восстановить ее невозможно. Боюсь, уже пропущен критический срок, за которым теряются навыки и умения, а множество кинематографических профессий и вовсе утрачены. Например, под предлогом борьбы с цензурой во время перестройки был уничтожен институт редактуры. Я очень любил Марлена Мартыновича Хуциева (два его фильма гениальны — «Был месяц май» и «Июльский дождь»), но, когда началась реставрация сокращенных в СССР фильмов, он восстановил полную авторскую версию «Мне 20 лет» под названием «Застава Ильича». Лучше бы он этого не делал. Стало ясно, что речь там шла не о цензурном терроре, а о работе с молодым режиссером. Когда уничтожили редактуру, наступила полная творческая свобода. Тысячи фриков в 1990-е стали делать фильмы, никем и никак не ограниченные, — маленькие Параджановы и Тарковские, которые потом и вовсе стоптались до мышей — маленьких Сокуровых.

Комментарий "АПН Северо-Запад": Вместо Сталина с Шумяцким у нас Путин с Мединским и ситуация строго обратная. Кино, снимаемое при господдержке, как правило и в прокате регулярно проваливается, не принося прибыли, и по качеству редкое дерьмо. Причем после очередной посадки в лужу господин министр ещё и гневаться изволят на неблагодарного зрителя и критиков.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Общество зрелищ
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.