АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 23 сентября 2019 » Расширенный поиск
14:43 » Версия для печати
Кремлядь скорбит по социально близкому Немцову

После убийства бывшего вице-премьера и либерального оппозиционера Бориса Немцова режим и его пропагандисты, которые этого персонажа постоянно (и по делу) ругали и высмеивали, резко сменили тон. Пример подал президент Владимир Путин, выразивший матери политика "глубокие соболезнования в связи с невосполнимой утратой" и заявивший, что "он всегда прямо и честно заявлял свою позицию, отстаивал свою точку зрения". Премьер-министр Дмитрий Медведев оказался "потрясен жесткоим циничным убийством" и назвал покойного "одним из самых талантливых политиков периода демократических преобразований в нашей стране... яркой личностью, принципиальным человеком".

Затем распоряжение воспевать Немцова получили федеральные телеканалы. К примеру, на "России 24" транслировали следующий сюжет. Вот "яркий амбициозный политик" в 32 года становится губернатором Нижегородской области и уже через некоторое время предлагает «пересадить чиновников с иномарок на "Волги". Имеет "мощную поддержку президента Ельцина», в 1998 году становится вице-премьером и озабочен "тотальным обнищанием миллионов людей" (!).

Всё это выглядит вполне цинично и похабно, однако ничего удивительного тут на самом деле нет. Дело в том, что правящая российская элита и Немцов, несмотря на их внешнее противостояние, люди глубоко схожие по своему бэкграунду и взглядам, как было принято говорить после революции 1917 года, "социально близкие". Недаром ведь и Путин, и Немцов обязаны своим выдвижением одному человеку - Борису Ельцину. И его перст вполне мог указать в качестве преемника на Бориса Ефимовича, а не на Владимира Владимировича. Однако после того как он принял решение, на президентских выборах 2000 года Немцов Путина активно поддерживал.

[2015-03-01]
СОБЫТИЯ » Все новости
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?

4.9.2019 Жак Р. Пауэлс
Эхо истории. Сегодня на континенте вторым языком был бы не английский, а немецкий, а в Париже модники прогуливались бы по Елисейским полям в австрийских кожаных штанишках. Польша не существовала бы; поляки были бы «недочеловеками», крепостными «арийских» поселенцев в германизированном Остланде, простирающемся от Балтики до Карпат или даже Урала.