АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 8 декабря 2019 » Расширенный поиск
КОЛОНКИ » Версия для печати
2009-05-13 Димитрий Саввин:
В Праге весна… Опять?

Та тема, о которой мне хотелось бы сказать пару слов, была почти совершенно обделена вниманием большинства политических обозревателей и аналитиков по причине своей будничной незаметности. В одной маленькой восточноевропейской стране тамошний президент сделал вид, что ему лень достать из кармана пишущую ручку и подписать документ, который до того был одобрен парламентом. Страна эта – Чехия, президент – Вацлав Клаус, а документ – Лиссабонский договор. Ну, действительно: никакой сенсации. Впрочем, это как посмотреть…

Шестого мая настоящего 2009 г. верхняя палата (Сенат) чешского парламента, к радости либерально-атлантистского лагеря и ушедшего в отставку премьера Тополанека, одобрила Лиссабонский договор. И в тот же самый день президент Клаус заявил о том, что он подписываться под этим документом не собирается. Мол, Ирландия все равно провалила на референдуме этот договор, так что вопрос «не стоит на повестке дня». И что еще более примечательно, такая позиция главы чешского государства никого не удивила.

В отличие от своего западоидного тезки, Вацлава Гавела, Клаус – евроскептик, или евродиссидент (причем так он называет себя сам). Человек правых взглядов, относительно умеренный националист, он и действует на политической арене соответствующим образом. То есть не очень вызывающе, с одной стороны, но и, не упуская случая толкнуть локтем под ребра какую-нибудь «священную корову» общечеловеков, с другой. Так, будучи избран президентом Чехии, он распорядился убрать со своей резиденции флаг Евросоюза, ограничившись национальным чешским знаменем. Далее, Клаус прославился тем, что блокировал некоторые законы, расширяющие права сексуальных меньшинств. Причем увеличение численности последних он, к вящему ужасу прогрессивного недочеловечества, наименовал «общественной опасностью». И сверх этого, в силу своего критического отношения к ЕС, Клаус только за последние полтора года, по крайней мере, два раза выбивался из стройного евроатлантического хора, чем создавал этому хору определенный дискомфорт.

Первый раз был связан с беззаконным признанием так называемой «Республики Косово». Хотя чешское правительство и приняло решение о признании независимости Косово, лично Клаус отозвался о данном шаге своих коллег критически. (Кстати, сейчас, после смены правительства, стал дискутироваться вопрос об отзыве данного признания.)

Второй раз он совсем уж «некрасиво» испортил песню всему НАТО в канун боевых действий, начатых армией РФ в Абхазии и Южной Осетии. Картинка, которую рисовали западные СМИ, была весьма примитивной – в целом такой же примитивной, как та, которую рисовали СМИ россиянские. Саакашвили был, разумеется, светочем демократии, а Россия – наоборот. На такой лубок, в свою очередь, очень хорошо ложилась историческая параллель: Чехословакия 1968 – Грузия 2008. Мол, все так же, только-только началось развитие демократии и прочих хороших вещей, как прибежали «эти русские».

Президент Клаус, в свою очередь, как «хороший парень», должен был бы подыграть своим друзьям. Дескать, да, «мы все грузины», держись, Миша! И у нас вот такое в 68-м было, как сейчас помню… Но Клаус показал себя «парнем» довольно нехорошим, заявив: «И снова люди закрывают глаза на то, что происходит на самом деле, и придумывают мифы. Я не делал громких заявлений, так как отказываюсь поддерживать распространившуюся тенденцию, упрощенную интерпретацию, согласно которой грузины – жертвы, а русские – преступники». Виновными в войне, по мнению президента Чехии, были обе стороны, причем Грузия несла ответственность за «бойню гражданского населения в регионе».

Наконец, по поводу параллелей с Пражской весной 1968 г. Клаус высказался совершенно определенно: «Чехословакия не оккупировала Закарпатскую Русь, и вторжение войск не было ответом на наше нападение. Дубчек – не Саакашвили». Полагаю, что это была вообще наиболее трезвая и близкая к истине позиция, публично высказанная тогда кем-либо из политиков.

Ну а теперь, похоже, дождались третьего прецедента – отказа подписать Лиссабонский договор. То, что Клаусу этот лиссабонский проект не нравится, известно давно. И не нравится он ему по той же самой причине, по которой он не нравится и всем остальным европейским националистам. Объективно, благодаря структурам Евросоюза и НАТО, голубая мечта европейских левых XIX столетия – создание Соединенных Штатов Европы, стала реальностью. Современная единая Европа, в социально-политическом отношении, действительно очень похожа на американские Соединенные Штаты (United States – «соединенные государства»). Но вот только не на современные США, а на Северо-Американские Соединенные Штаты начала XIX века.

Как известно, американские отцы-основатели смотрели на саму идею сильного государства с большим подозрением. В силу этого, в основу независимой федеративной американской государственности был положен простой принцип: чем меньше федеральное правительство будет вмешиваться в дела каждого штата и каждого отдельного гражданина, тем лучше. И, разумеется, количество федеральных институтов также предполагалось минимальное.

За последующие два с лишним столетия Соединенные Штаты, однако же, очень далеко отошли от первоначально заданного идеала, причем этот процесс едва ли можно назвать эволюционным. Гражданская война Севера и Юга и последовавшая затем «Черная Реконструкция» южных штатов, так называемая «борьба за гражданские права» в 60-70-х гг. XX столетия – вот лишь наиболее значительные события американской истории, которые вполне подпадают под определение революции. Следствием же этих революционных преобразований стало то, что США из весьма мягкой конфедерации превратились в достаточно жестко централизованное государство, а штаты были низведены до уровня обычных провинций. Причем эта новая централизованная государственность оказалась идеологически во многом чуждой американской традиции, в основу которой были положены идеалы протестантского фундаментализма. Сегодня борьба за возвращение к первоначальным идеалам американской Конституции, за сокращение полномочий федерального правительства в пользу штатов, является сутью политической доктрины множества американских правых организаций. Однако дело уже сделано, а американские правые радикалы являются сегодня очевидными маргиналами. И изменить ситуацию без серьезных социально-политических потрясений уже просто невозможно.

Глядя на опыт Соединенных Штатов Америки, правые сегодняшних Соединенных Штатов Европы (ЕС), находящихся еще только в начале пути, понятное дело, хотят в этом самом начале и остаться. Опыт США их едва ли может вдохновлять, но главное: Европа – это не Северная Америка XIX столетия, где белый человек появился исторически недавно. Европа – это колыбель белой христианской цивилизации, у населяющих ее народов за спиной тысячелетия собственной истории. И постепенная централизация Евросоюза может вызвать национально-культурный кризис в целом ряде европейских регионов, по своему масштабу далеко превосходящий те проблемы, с которыми сталкивались США в процессе трансформации из конфедерации в «демократическую империю».

К этим мотивам общеевропейского масштаба в Чехии добавляются и некоторые свои – специфически славянские и чешские. Как и всякая страна, сбросившая с себя социалистическое иго и навязчивую советскую опеку, Чехия по схеме «от противного» устремилась в евроатлантическую «страну святых чудес». Символом этой эпохи – западнической эпохи реформ и борьбы за права человека во всем мире – стал заслуженный русофоб Восточной Европы Вацлав Гавел. Следующим закономерным этапом стал политический «отлив» евроатлантического фанатизма. Нет, никто из видных политиков правого крыла (в том числе, и Клаус) не собирается отказываться от самой идеи евроатлантической ориентации. Однако наступил момент некоторого национального отрезвления: народу стало ясно, что в означенной стране, чудес не так много и святость их сомнительна. Одновременно наступил и момент национального осознания самих себя, понимание собственной национальной самодостаточности и отсутствия необходимости слепого подражания США и Западной Европе. Естественно, для такой страны, как Чехия, это было связано и с новым осознанием своей принадлежности к единому миру славянства. Соответственно, правые, националистические силы, которые не желают превращения своей страны в предбанник перед диким космосом постсоветского пространства (а равно и в генетический отбеливатель Западной Европы), стали набирать силу.

Неизбежным следствием роста националистических настроений стал также рост настроений панславистских. Противостояние дальнейшей централизации ЕС (которая и должна была последовать за ратификацией всеми его членами Лиссабонского договора) для восточноевропейских правых, и в том числе, и для президента Клауса, сопрягается с идеей формирования некого политического центра силы в славянских странах восточной Европы.

Формирующаяся среди восточноевропейских правых идеология нового панславизма естественным образом включает в себя и позитивное отношение к русскому народу. И, пожалуй, самой интересной ее особенностью является то, что в ней четко разграничиваются понятия «русский» и «российский». Панславизм правых славянских евроскептиков – это идеология антироссийская и прорусская одновременно. И ярчайшим ее выразителем является именно Клаус.

Феномен Клауса представляет исключительный интерес, а отказ поставить подпись под Лиссабонским договором, даже после утверждения оного парламентом, показывает, что мы имеем дело с последовательным и принципиальным человеком, который явно чувствует серьезную поддержку своих сторонников. Превратится ли феномен Клауса в фактор Клауса, который повлияет на изменение политического климата в славянских странах Европы, ждать ли нам ренессанса панславизма, который неминуемо отразиться на политической атмосфере в РФ – покажет время. В конце концов, кто знает – может, все будет, как в одной песне: «сделаешь шаг – за тобою весна». Новая Пражская весна, которая ознаменует новый этап для националистических сил славянских народов и, конечно же, для русской нации. Так что будем ждать дальнейших шагов.

Димитрий Саввин

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.